Наверное, раны его беспокоят.

А как вы поступаете, если ваши убеждения расходятся с очередным постановлением вашей партии? Операция эта будет стоить вам дорого. Благодарить будешь, когда гроза совсем пройдет. Он вскочил, пригляделся. Петр ползает вокруг ледяных обломков на коленях и, чуть ли не касаясь их объективом камеры, снимает. А в основном, мы все работаем в небольших поселковых мастерских. Сама она всегда считала, что не бывает ситуации, когда смирение способно сослужить добрую службу. Только к этому платью. И оркестр был не по этим господам, и играл не то, что нужно было им по их учености, и публика собиралась здесь совсем не та. Пардон, босс, я обычно не ношу с собой бумажник, когда мы выезжаем на подобные пикники. Не расстреляем, а просто кинем живым в яму. Ах, не в курсе. Удар всегда наносят по итальянцам, потому что у них нет возможности себя защитить! Да, но почему телевизор превратился в радио, а не в груду деталей? Я их скоро заработаю. А знаете, почему этого не случилось? Например, допустим, что иной раз мы не в силах скрыть свою усталость и равнодушие, или, если можно так выразиться, безучастие, или апатию. Рабочая сила кормила нас шоколадными конфетами, поила коньяком и не задала ни одного вопроса. Он увидел желтые глаза и зубы моа, пену на удилах, прищуренные человеческие глаза и оскаленные в ухмылке зубы, когда всадник нацелил свою окровавленную пику прямо ему в грудь. Что за жизнь!К счастью, ему так и не пришло в голову исследовать содержимое маленького матерчатого мешочка. Девушка даже не почувствовала, как их гибкие стебли и ветви обвились вокруг ее ног, а их острые шипы и колючки глубоко вонзились в плоть. Я же говорил слишком много и потом об этом пожалел. И все же, когда по прошествии получаса суматоха улеглась, снова наступило то неловкое молчание, которое сопутствовало их путешествию. Мебели в комнате было очень мало, зато книг порядочно.
Некоторые критики усомнились в достоверности этой истории. Он не любил, когда его недооценивали. Это самое противное, когда вспоминаются вкусные вещи. Вы не хотите отпить из кубка? Установка и чтение таймера. Мне казалось, что моего опыта и записей будет вполне достаточно для диссертации. Он спрашивает, не забыли ли вы, что сегодня обедаете с ним в палате лордов.

Ты же знаешь, как тяжело найти приличных ремонтников. Сверкавший камнями гигант в тиаре притягивал его, как магнит.
Но что это? Голос пропал, но тут же послышался вновь. А то мало ли, что в ошарашенную голову взбредет. Моя девушка, кто же еще. Это коллекция мощей, но не святых, а королей.Надеюсь, я поступила правильно.
Но не те, кто не принимал в нем участия. С сегодняшнего дня ты должен говорить только вполголоса, а иначе школа и все наше селение превратятся в развалины. Фельтон, должно быть, почувствовал, что стойкость оставляет его, и сделал несколько шагов к двери, пленница, не спускавшая с него глаз, вскочила, кинулась ему вслед и остановила его. Джек шел первым. А какое влияние могу я иметь на этого разбойника? Академическая школа была вчерашним днем, который никогда не возвращается. Я глаз не могу сомкнуть от горя. Тогда рассказывай, тролль. Я посмотрел на него. Ну конечно же, беспокоит. Но каким образом он оказался здесь? Над глыбой летели пронизанные солнцем облака и отзимовавшие на дубах упрямые листья. Те, кто не видит сны. Там, откуда я, наоборот, даже атом из хвоста кометы ценнее живой споры. Я глядел на дорогу, льющуюся под колеса автомобиля. По местным законам шпионом считался любой чужак, если, конечно, он не сможет доказать обратного. Але збагнула це згодом. Беспрерывные изменения внешней среды требуют постоянного приспособления к ним функций тела.Бездельники, чуб мне повредите! Самое плохое то, что мне кажется, будто я больше не знаю сама себя. От частых ударов сердца подпрыгивала простыня, которой он был укрыт. Право же, не думаю! Граф, вы можете проследовать за королевой в ее покои и все ей рассказать. Джигиты, добродушные сыны степей, молодые казахи, смелые повстанцы. Заслуг их не исчерпать. Бледное, иссеченное морщинами лицо, седые поредевшие волосы. Не огорчайся, думаю, отныне у тебя все будет хорошо! Ралль еще по инерции смеялся, но кожу на висках начинало стягивать, заломило скулы, пришла невнятная тоска. Уверенность, дерзость, сила и при этом полное спокойствие. Тебе на самом деле нужно топать в свою карликовую фирму и браться за работу? Та сглотнула и переступила с ноги на ногу. Наверное, раны его беспокоят. Забегу несколько вперед.

Крепость Амберд

КРЕПОСТЬ АМБЕРД



На южном склоне Арагаца, обращённом в Араратскую долину, особенно выделяется крепость-замок Амберд, бывшая в X—XIII веках родовым владением князей Пахлавуни.

Феодальные замки, подобные Амберду, во множестве воздвигались на территории Армении для защиты её земли от римлян и парфян, затем от византийцев, персов, татаро-монголов и турок.

Армянские строители были незаурядными фортификаторами, они строили свои крепости, используя естественную защиту. Это мог быть скалистый мыс при слиянии горных рек, либо неприступный утес, соединённый с горным массивом узкой полосою земли. Владетельные князья иногда строили свои крепости высоко в горах, куда неприятелю было труднее добраться. Кроме того, они прекрасно понимали, как важно держать в руках истоки оросительных систем.

Именно так поступили строители крепости-замка Амберд. Он возведён на мысе, ограниченном обрывами глубоких ущелий. Наиболее возвышенную часть крепости занимает многоэтажный замок. Исследователи предполагают, что его основой служит укрепление VII века. Замок возвышается над небольшим поселением крепостной челяди. Мощные стены крепости из крупных базальтовых блоков окружают мыс со всех сторон, делая её неприступной. Кольцо водосборных плотин на южном склоне Арагаца выше крепости удерживало воду после таяния снегов, оттуда она поступала в Амберд, крепость питали и родники, расположенные много выше по склону.

В Амберде налицо все характерные черты феодального гнезда: выбор места, защищённого самой природой; система укреплений; забота о снабжении обитателей водою как в мирное время, так и при осадах. Архитектура замка и крепости проста, сурова и подчинена основному требованию — надёжно защитить от нападений. Крупные каменные блоки стен должны принимать на себя удары вражеских метательных снарядов и стенобитных орудий. Украшений никаких нет, только яркие пятна фаянсовых тарелок, вделанных в кладку под зубцами башен, поражают по поверью дурной глаз.

Вытянутое поперёк мыса здание замка с внешней стороны было укреплено башнями. Внутри оно делилось продольной стеной на две половины — одна, примыкавшая к башням, служила коридором, в другой было пять помещений, расположенных в ряд. Такая планировка, вероятно, была во всех трёх этажах. Перекрытия замка были плоскими, из деревянных балок, со стороны поселения в него вела дверь, запиравшаяся каменной плитой, которую надёжно удерживали от натиска толстые брусья. Решётки из железных прутьев защищали немногочисленные окна от непрошеных гостей. Над входом, в толще стены прорезаны бойницы, откуда с нападающими расправлялись, осыпая их градом стрел и каменных ядер.

Гость подымался в замок по широкой каменной лестнице, ведущей в парадные покои верхних этажей. Здесь, среди ковров и тканей, по обычаю покрывавших стены и пол, он мог отдохнуть после утомительного пути, любуясь через окна седым Араратом. Здесь же он мог освежиться студёной водой, которую из далёких родников в расположенную в нижнем этаже сводчатую цистерну приносил водопровод, сооружённый из глиняных труб. Когда же в небе загорались первые звёзды, колеблющееся пламя бронзовых светильников прорезало сумрак покоев, из фигурных курильниц струились ароматы смол, в драгоценные кубки и расписные фаянсовые чаши лилось янтарное вино, привезённое из аштаракских или вагаршапатских садов.

Бронзовые светильники, курильницы и ступки, обломки фаянсовой посуды, туалетных флаконов из расписанного египетского стекла и другие предметы материальной культуры той эпохи были обнаружены здесь при археологических изысканиях.
Collapse )

Гибель художника

ГИБЕЛЬ ХУДОЖНИКА 

В одном из селений древней Армении жил странный художник по имени Мануг. Иногда красивого человека писал он уродом, а случалось, немощного изображал богатырём. Многие его не любили. И мстили, как могли: то детей его обидят, то овцу прирежут. А овца для бедняка, что для богатого – отара…
Мануг работал ожесточённо и много. Но никто не хотел покупать его картины. Чем больше он работал, тем больше беднел. Любой гончар или кузнец жил лучше художника. Мануг стал думать, что людям нужнее горшки.
С недоумением спрашивала жена художника:
- За что Господь наказал меня? У других мужья, как мужья: сеют, пашут, жнут. А этот только и знает, что малевать…
Раздумья и одиночество гнали художника в горы. Однажды на скалах Мануг встретил гончара.
- Добрый свет, брат Ованес. Чего подскочил? И ты боишься?
- Ты не зверь какой, чего тебя бояться?
- Все меня избегают. Решил, что и ты…
- Люди не любят тех, кто не работает.
- Ованес, Ованес, да возвысится твой дом! Я тружусь день и ночь. Тружусь, как вол. А ты мне говоришь такие слова…
- Это не работа. Прямых ты кривишь, кривых выпрямляешь. Рисовал бы, как все.
- Как все – это проще. Труднее быть самим собой. Но не будем ссориться, брат Ованес. Ведь и ты лепишь горшки не такие, как у всех. Потому что ты художник.
- Но мои горшки берут, а твои картины – нет. Значит, не туда идёшь.
- Ованес, ведь я тебя не учу, как лучше лепить горшки. Хотя мог бы. А вот художников почему-то поучают все.
- Учить меня? Гончара – гончарному делу?! – возмутился тот.
- А зачем ты поднялся в горы? – улыбнулся Мануг. – Глину искал? Её у тебя во дворе целая гора. Твои горшки – всегда нарасхват. Нет, ты пришёл глянуть на травы. В каждом листке ищешь незнакомое и говоришь себе: «Уже было». Я видел многое, созданное тобой.
- Скажи, - почему-то прошептал гончар.
Collapse )

Реклама

Если вы прорекламируете мое сообщество у себя в журнале - я буду чрезвычайно признательна!

Можете вставить просто вот эту картинку:



(Код для нее следующий: <a href="http://community.livejournal.com/arm_legends/profile"><img alt="" height="200" width="400" src="http://cs442.vkontakte.ru/u1824081/97948477/x_a1ea2ac4.jpg" />)

К.
  • Current Music
    Davo feat. R.P. and Der Hova - Imn es
  • Tags

Арка Чаренца

АРКА ЧАРЕНЦА 
 
Арка Чаренца
 
Минуя городские кварталы Норк и Нор-Норк, село Джрвек, широкая Гарнийская трасса постепенно поднимается на Вохчабердскии хребет. В окрестностях села Вохчаберд, слева от дороги, видны пещеры, служившие в Средние века в качестве жилищ.

На одном из перевалов, прямо у дороги стоит Арка Чаренца. Она создана архитектором Рафаэлом Исраеляном в память об армянском поэте 20-го века Егише Чаренце. Построена она на том месте, где поэт любил бывать, размышлял, писал стихи. С нее открывается красивый вид Араратской котловины с парящим вдали Масисом. На дуге арки слова из вечного стихотворения Чаренца:

Աշխարհ անցիր – Արարատի նման ճերմակ գագաթ չկա,
Ինչպես անհաս փառքի ճամփա,
Ես իմ Մասիս սարն եմ սիրում:

(«Пройди весь мир — в нем белых гор, красой Масису равных, нет!»)

 
А. Битов
"Уроки Армении"

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПОД АРКОЙ

Я недоуменно взглянул на друзей: зачем стали? Чем замечательно это слоноватое строение?
— Арка Чаренца, — сказали мне и молча пропустили вперед. Я почувствовал какой-то сговор, от меня чего-то ждали, какого-то проявления. Ровным счетом ничего замечательного при всем желании не обидеть друзей я в этой арке не обнаружил. Меня подтолкнули в спину, даже как-то жестко. Недоумевая и чуть упираясь, я прошел под арку и охнул.
Боже, какой отворился простор! Он вспыхнул. Что-то поднялось во мне и не опустилось. Что-то выпорхнуло из меня и не вернулось. Это был первый чертеж творения. Линий было немного — линия, линия, еще линия. Штрихов уже не было. Линия проводилась уверенно и навсегда. Исправлений быть не могло. Просто другой линии быть не могло. Это была единственная, и она именно и была проведена. Все остальное, кажется мне, Бог творил то ли усталой, то ли изощренной, то ли пресыщенной рукой. Кудрявая природа России — Господне барокко.
 

Национальный Исторический Музей

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

Национальный Исторический Музей

Национальный исторический музей Армении (ранее Государственный исторический музей Армении) — главный исторический музей Армении, расположенный в городе Ереван. Музей был основан в 1921 году вместе с Картинной галереей Армении, с которой делит общее здание музейного комплекса, расположенное на площади Республики. Национальный исторический музей занимает нижние два этажа комплекса.

Экспозиция музея разделена на несколько отделов: археологический, этнографический, отдел нумизматики, отдел исторической архитектуры, и отдел новой и новейшей истории Армении. В музее представлены предметы материальной культуры, обнаруженные на территории Армении и относящиеся к периодам, начиная с каменного века до конца XIX века.

В фондах музея собрано около 400000 экспонатов.
Постоянная экспозиция охватывает всю историю армянского народа - со времен первобытного общества до наших дней.

В музее представлены предметы материальной культуры, обнаруженные в ходе раскопок памятников различных эпох. Это - орудия первобытного человека, оружие и утварь времен Урарту и других армянских государств, скульптуры, украшения, а также ремесленная продукция различных исторических областей Армении.

Музей имеет богатую библиотеку (порядка 50000 томов), многие из которых представляют собой уникальные издания: среди них - первая печатная книга «Урбатагирк» («Пятничная книга»), изданная в 1512 г. в Венеции.

Легенда про лаваш

 ЛЕГЕНДА ПРО ЛАВАШ

В давние времена был в Армении царь по имени Арам. Случилось так, что в один из боев он попал в плен к ассирийскому царю Носору. Победитель поставил условие:
- Десять дней ты останешься без хлеба, голодным. На одиннадцатый день будешь состязаться со мной в стрельбе из лука - если победишь, отпущу тебя невредимым, вернешься к своему народу с достойными царю подарками.
На следующий день Арам потребовал, чтобы из армянской армии, стоящей у границ Ассирии, принесли его самый красивый панцирь.
Ассирийские гонцы заспешили в путь.
Армяне тут же догадались, что их царь на что-то намекает, и, чтобы выиграть время и подумать, задержали гонцов на всю ночь. На рассвете ассирийцы помчались в обратную дорогу и подали царю Араму панцирь. Они не знали, что в броне спрятан тонкий-претонкий хлеб. Да и никто в те времена и слышать не слышал о лаваше - попробуй догадаться, что хлеб можно спрятать в панцирь. Взял Арам панцирь, а потом вдруг заявил, мол, не этот самый красивый. Делать нечего, вновь послали гонцов, и те принесли новый панцирь.
Но и этот не понравился армянскому царю. И гонцы каждый день до истечения условного срока покрывали ту же дорогу и каждый раз, ведать о том не ведая, приносили Араму лаваш.
На одиннадцатый день Арам и Носор вышли на стрельбище.
Носор был уверен, что Арам, оставшись без хлеба, пал духом и силами, утерял меткость глаза. Но - вот чудеса! - Арам вышел победителем в состязании и с честью возвратился в свою страну. Армянский хлеб спас его.
Возвратился царь и велел огласить по всей стране: впредь в Армении вместо других хлебов пусть пекут лаваш.

Матенадаран

МАТЕНАДАРАН




Институт древних рукописей Матенадаран имени св. Месропа Маштоца расположенн в Ереване. Матенадаран является научно-исследовательским центром при правительстве Республики Армения, это один из крупнейших хранилищ рукописей в мире. Также Матенадаран - крупнейшее в мире хранилище древнеармянских рукописей.
Институт Матенадаран был создан на базе национализированной (в 1920 г.) коллекции рукописей Эчмиадзинского монастыря. Начало создания этой коллекции датируется V веком и связано с именем Месропа Маштоца (около 361 - 440 гг.), изобретателя армянской письменности.

В 1892 г. коллекция насчитывала 3158 рукописей, в 1897 г. — 3338, в 1906 г. — 3788, в 1913 г. — 4060 рукописей.

Эчмиадзинский Матенадаран был объявлен государственной собственностью 17 декабря 1929 г. В 1939 г. коллекция была перевезена из Эчмиадзина в Ереван.

Здание, где институт располагается в настоящее время, было построено в 1959 г. по проекту архитектора Марка Григоряна (дедушка markgrigorian ). В 1984 г. был издан первый том общего каталога коллекции Матенадарана. В настоящее время коллекция продолжает пополняться — значительный вклад в ее расширение вносят представители армянской диаспоры в Европе, США и т. д.

Фонды Матенадарана насчитывают более 17 тыс. древних рукописей и более 100 тыс. старинных архивных документов. Наряду с 13 тыс. армянских рукописей здесь хранится более 2000 рукописей на русском, иврите, латыни, арабском, сирийском, греческом, японском, персидском и других языках. Коллекция Матенадарана является ценной научно-исторической базой для изучения истории и культуры Армении, а также соседних народов Кавказа, Ближнего и Среднего Востока. В Институте хранятся рукописи V—XVIII веков, а также уникальная коллекция первопечатных и старопечатных армянских книг XVI—XVIII веков, сочинения древних и средневековых армянских историков, писателей, философов, математиков, географов, врачей, переводы трудов древнегреческих, сирийских, арабских и латинских учёных, в том числе ряд сочинений, не сохранившихся на языке оригинала. В музее Института экспонируются многочисленные образцы древнеармянской письменности и миниатюры. Многие рукописи представляют большую художественную ценность (например, «Лазаревское евангелие», 887; «Эчмиадзинское евангелие», 989; «Евангелие Мугни», XI век).

В Матенадаране на верхних этажах размещены выставочные залы, рабочие кабинеты, читательский зал, каталоги, на уровне цокольного этажа располагаются хранилища рукописей, а также лаборатории для работы над рукописями. Там ведется научно-исследовательская работа по изучению и публикации памятников армянской письменности, исследованию проблем текстологии, источниковедения, палеографии, средневековой книжной живописи, историографии, научные переводы памятников на русский и другие языки. С 1940 г. издаётся сборник «Банбер Матенадарани» («Вестник Матенадарана») на армянском языке с резюме на русском и французском языках).

Волшебная роза

ВОЛШЕБНАЯ РОЗА

В давние времена жил-был царь. При дворце у него был розовый сад. В саду рос куст волшебной розы. Как ни старался царь, как ни охраняли царские садовники эту розу, никак не могли уберечь ее. Только начинала она распускаться, как нападал на нее губительный червь. И так из года в год повторялось одно и то же. Царь никак не мог дождаться своей волшебной розы.
Как-то пришел к царю юноша садовник и сказал:
— Найми меня, я уберегу твою розу от червя. Как только она распустится, сорву ее, принесу тебе.
— Юноша, — говорит царь, — сколько у меня садовников перебывало, ни один не уберег ее, где уж тебе справиться?
— Справлюсь, а если нет — вели казнить.
— Ладно, как знаешь, коли сумеешь, постереги.
Наступила весна, новый садовник взял лук и стрелу, забрался под куст и стал сторожить розу. Стережет он день, два дня, три дня, неделю. Наконец роза начала распускаться, но тут садовника потянуло ко сну... Тем временем выполз червь, накинулся на розу, сожрал ее и уполз.
Проснулся садовник, видит — нет розы на кусте. Пошел к царю и говорит:
— Целую неделю день и ночь я сторожил розовый куст, а когда роза стала распускаться, я задремал... Открываю глаза, а червь уже успел сожрать розу. На этот раз помилуй, в будущем году я расправлюсь с червем.
— Ничего, — сказал царь, — это червю даром не пройдет...
Прошел год.
Настала весна, царский садовник снова пошел сторожить куст. Едва роза начала распускаться, снова червь ползет к розе; только хотел садовник пустить в него стрелу, вдруг откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел. Роза осталась цела.
Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
— Государь, — говорит он, — я принес тебе розу. И нынче червь хотел сожрать розу, но откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел.
— Ничего, — говорит царь, — и соловью это даром не пройдет.
Прошел еще год.
Весной опять садовник отправляется сторожить розовый куст; день и ночь сидит под ним. Только начала распускаться роза, снова ползет червь, хочет сожрать цветок, снова откуда ни возьмись, прилетел прошлогодний соловей, хотел клюнуть червя, но в этот миг из-под кустов выскочил дракон и разом проглотил соловья с червем. Опять роза осталась цела. Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
— Государь, — говорит он, — теперь, как и в прошлом году, приполз червь, хотел сожрать розу; откуда ни возьмись прилетел соловей и только хотел кликнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон, набросился на соловья и на червя и обоих проглотил. Вот тебе роза — цела и невредима.
— Ничего, — говорит царь, — и дракону это даром не пройдет.
Прошел еще год.
Наступила весна, снова садовник отправился сторожить розу. Пришло время ей цвести. Опять появился червь и пополз к розе; откуда ни возьмись, прилетел соловей и только хотел клюнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон и проглотил и соловья и червя. Садовник натянул тетиву и пустил стрелу в дракона, дракон завертелся, истек кровью и околел.
Садовник сорвал розу и понес царю.
— Государь, — сказал он, — опять появился червь, хотел сожрать розу, прилетел соловей, хотел клюнуть червя, дракон выскочил из-под кустов, набросился на соловья и на червяка и обоих разом поглотил. Я, как увидел это, натянул тетиву и уложил дракона на месте.
— Ну и хорошо, — сказал царь, — только и тебе это даром не пройдет.
Удивился садовник и думает: что за загадка, почему царь все время так говорит?
Думает садовник, думает — ни до чего додуматься не может. А спросить у царя боится: что, если царь рассердится? Решил садовник подождать, посмотреть, что будет дальше.
В розовом саду у царя был мраморный бассейн, где иногда купались царь и царица. Однажды садовник взобрался на дерево, росшее рядом с бассейном, хотел обрезать засохшие сучья. Вдруг видит: царица со своими служанками подошла к бассейну купаться. Садовник оробел и остался на дереве. «Подожду, — думает, — искупается царица, уйдет, тогда и слезу». Разделась царица, вошла в бассейн, искупалась, вышла, стала одеваться, взглянула вверх и увидала садовника. Не проронила она ни слова, пошла во дворец и все рассказала царю.
— Знаешь ли, пошла я к бассейну купаться, искупалась, оделась и уже хотела идти, как вдруг увидала на дереве садовника, Знать, он заранее взобрался на дерево, хотел подсмотреть меня.
Как услыхал царь про то, разъярился, точно лев. Тут же крикнул:
— Палача, палача, палача!
Явились палачи, поклонились царю.
— Государь, что прикажешь? — спрашивают они.
— Сейчас же приведите садовника и отрубите ему голову!
Палачи привели садовника. Садовник понял, что его ожидает.
— Государь, дозволь сказать два слова, а потом делай со мной, что хочешь.
— Ладно, говори.
— Помнишь, когда ты нанял меня в первый год, я пришел к тебе и рассказал, как червь сожрал розу, ты мне сказал: «Ничего, это ему даром не пройдет». Я и на другой год пошел сторожить розу. Пришел к тебе и сказал: «Прилетел соловей и клюнул червяка». Ты и тогда мне ответил: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На третий год, когда я пришел к тебе и сказал, что из-под кустов выскочил дракон и проглотил соловья и червя, ты опять говоришь: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На четвертый я пришел и сказал тебе: «Я убил дракона». А ты мне: «Ничего, и тебе это даром не пройдет». И вправду мне это даром не прошло, сбылись твои слова, коли ты захотел ни за что ни про что мою голову снять. Нынче я говорю тебе: и царю это даром не пройдет.
Услыхал царь мудрый ответ садовника и помиловал его.

Барекендан (Масленица)

БАРЕКЕНДАН (МАСЛЕНИЦА)

Жили когда-то муж с женой. И не очень-то были они по нраву один другому. Муж обзывал жену дурёхой, а та его - дурнем, так они всегда и ссорились.
Как-то муж купил несколько пудов рису и масла, взвалил их на носильщика и приволок домой.
Жена вышла из себя:
- А ты ещё сердишься, когда тебя дурнем обзывают! Ну куда нам столько масла и рису! Поминки по отцу или свадьбу сына справляешь, что ли?
- Да какие там поминки, какая свадьба! Что ты болтаешь, баба? Возьми и припрячь. Это для барекендана.
Жена успокоилась, взяла и спрятала. Уже немало дней прошло, жена ждёт, ждёт, а Барекендана всё нет.
И вот однажды сидит она у порога и видит: кто-то торопливо идёт по улице. Прикрывает она ладонью глаза от солнца и кричит:
- Братец, а братец, а ну-ка, погоди!
Прохожий останавливается.
- Не ты ли Барекендан будешь, братец?
Смекнул прохожий, что у женщины не все дома, и думает: "Дай-ка скажу, что я Барекендан и погляжу, что из этого выйдет".
- Да, сестрица, я и есть Барекендан. Что скажешь?
- А то скажу, что давно пора тебе забрать от нас рис да масло. Мы не нанимались хранить твоё добро. Надо и совесть знать!
- Что же ты сердишься, сестричка-джан? За ними-то я и пришёл: искал ваш дом, да всё никак не мог найти.
- Ну так иди и забирай!
Прохожий входит в дом, забирает масло и рис. Поворачивается пятками к дому, лицом к своей деревне, и поминай как звали!
Возвращается муж, жена ему и говорит:
- Приходил этот Барекендан, я швырнула ему его добро - унёс!
- Какой Барекендан? Какое добро?
- Да вот масло и рис. Вижу, идёт - наш дом ищет. Позвала я его, пробрала как следует, взвалила ему мешок на плечи, он и унёс.
- Ах, чтоб дом твой рухнул, глупая! Недаром я всегда говорю, что ты дурёха! В какую сторону он пошёл?
- А вон туда.
Вскочил муж на коня и помчался за Барекенданом.
Барекендан обернулся и видит - догоняет его верховой. Смекнул, что это, должно быть, муж той женщины.
Вот всадник догнал его:
- Добрый день, братец!
- Доброго здоровья!
- Не прошёл ли по этой дороге кто-нибудь?
- Прошёл.
- А что он нёс за плечами?
- Масло и рис.
- Вот его-то мне и нужно! А давно ли он прошёл?
- Да уж порядочно.
- Если я поскачу за ним, успею догнать?
- Где тебе! Ты верхом, а он пешком. Покуда твой конь будет переступать четырьмя ногами: раз-два-три-четыре, он на своих на двоих бегом: раз-два, раз-два, раз-два - и нет его!
- А как же мне быть?
- Как тебе быть? Хочешь, оставь у меня коня, а сам, как он, беги на своих на двоих - может быть, догонишь.
- Да, это ты верно говоришь.
Слезает муж с коня, оставляет его у прохожего, а сам пускается пешком в путь.
Как только скрылся он из виду, Барекендан взвалил на коня свою ношу, свернул с дороги и ускакал.
А муж идёт, идёт пешком, видит - не догнать.
Поворачивает обратно, а уж ни прохожего, ни коня нет.
Возвращается домой, и снова начинают они ссориться: муж - из-за масла и риса, а жена - из-за коня.
И до сих пор всё ещё ссорятся муж и жена. Он её обзывает дурёхой, а она его - дурнем.
А Барекендан слушает да посмеивается.