?

Log in

No account? Create an account

arm_legends


История Армении

Легенды и сказки


ГИД ПО СООБЩЕСТВУ И СВЕЖИЕ НОВОСТИ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СООБЩЕСТВО, ПОСВЯЩЕННОЕ АРМЕНИИ И АРМЯНСКОМУ НАРОДУ!




Прежде чем участвовать в сообществе, пожалуйста, ознакомьтесь с ПРАВИЛАМИ СООБЩЕСТВА.

Если у вас появились какие-либо предложения или пожелания относительно информации, которая размещается в сообществе - можете высказывать их в специально созданном посте - вот ЗДЕСЬ.

Оригиналом сообщества является группа "История Армении. Легенды и сказки" ВКонтакте.



Для того, чтобы найти интересующую вас информацию в сообществе, используйте следующие теги:




ПЕРСОНА НЕДЕЛИ



Нажмите ЗДЕСЬ, чтобы прочитать о Кирке Керкоряне более подробно.





Наверное, раны его беспокоят.
jvkkrdmt
А как вы поступаете, если ваши убеждения расходятся с очередным постановлением вашей партии? Операция эта будет стоить вам дорого. Благодарить будешь, когда гроза совсем пройдет. Он вскочил, пригляделся. Петр ползает вокруг ледяных обломков на коленях и, чуть ли не касаясь их объективом камеры, снимает. А в основном, мы все работаем в небольших поселковых мастерских. Сама она всегда считала, что не бывает ситуации, когда смирение способно сослужить добрую службу. Только к этому платью. И оркестр был не по этим господам, и играл не то, что нужно было им по их учености, и публика собиралась здесь совсем не та. Пардон, босс, я обычно не ношу с собой бумажник, когда мы выезжаем на подобные пикники. Не расстреляем, а просто кинем живым в яму. Ах, не в курсе. Удар всегда наносят по итальянцам, потому что у них нет возможности себя защитить! Да, но почему телевизор превратился в радио, а не в груду деталей? Я их скоро заработаю. А знаете, почему этого не случилось? Например, допустим, что иной раз мы не в силах скрыть свою усталость и равнодушие, или, если можно так выразиться, безучастие, или апатию. Рабочая сила кормила нас шоколадными конфетами, поила коньяком и не задала ни одного вопроса. Он увидел желтые глаза и зубы моа, пену на удилах, прищуренные человеческие глаза и оскаленные в ухмылке зубы, когда всадник нацелил свою окровавленную пику прямо ему в грудь. Что за жизнь!К счастью, ему так и не пришло в голову исследовать содержимое маленького матерчатого мешочка. Девушка даже не почувствовала, как их гибкие стебли и ветви обвились вокруг ее ног, а их острые шипы и колючки глубоко вонзились в плоть. Я же говорил слишком много и потом об этом пожалел. И все же, когда по прошествии получаса суматоха улеглась, снова наступило то неловкое молчание, которое сопутствовало их путешествию. Мебели в комнате было очень мало, зато книг порядочно.
Некоторые критики усомнились в достоверности этой истории. Он не любил, когда его недооценивали. Это самое противное, когда вспоминаются вкусные вещи. Вы не хотите отпить из кубка? Установка и чтение таймера. Мне казалось, что моего опыта и записей будет вполне достаточно для диссертации. Он спрашивает, не забыли ли вы, что сегодня обедаете с ним в палате лордов.

Ты же знаешь, как тяжело найти приличных ремонтников. Сверкавший камнями гигант в тиаре притягивал его, как магнит.
Но что это? Голос пропал, но тут же послышался вновь. А то мало ли, что в ошарашенную голову взбредет. Моя девушка, кто же еще. Это коллекция мощей, но не святых, а королей.Надеюсь, я поступила правильно.
Но не те, кто не принимал в нем участия. С сегодняшнего дня ты должен говорить только вполголоса, а иначе школа и все наше селение превратятся в развалины. Фельтон, должно быть, почувствовал, что стойкость оставляет его, и сделал несколько шагов к двери, пленница, не спускавшая с него глаз, вскочила, кинулась ему вслед и остановила его. Джек шел первым. А какое влияние могу я иметь на этого разбойника? Академическая школа была вчерашним днем, который никогда не возвращается. Я глаз не могу сомкнуть от горя. Тогда рассказывай, тролль. Я посмотрел на него. Ну конечно же, беспокоит. Но каким образом он оказался здесь? Над глыбой летели пронизанные солнцем облака и отзимовавшие на дубах упрямые листья. Те, кто не видит сны. Там, откуда я, наоборот, даже атом из хвоста кометы ценнее живой споры. Я глядел на дорогу, льющуюся под колеса автомобиля. По местным законам шпионом считался любой чужак, если, конечно, он не сможет доказать обратного. Але збагнула це згодом. Беспрерывные изменения внешней среды требуют постоянного приспособления к ним функций тела.Бездельники, чуб мне повредите! Самое плохое то, что мне кажется, будто я больше не знаю сама себя. От частых ударов сердца подпрыгивала простыня, которой он был укрыт. Право же, не думаю! Граф, вы можете проследовать за королевой в ее покои и все ей рассказать. Джигиты, добродушные сыны степей, молодые казахи, смелые повстанцы. Заслуг их не исчерпать. Бледное, иссеченное морщинами лицо, седые поредевшие волосы. Не огорчайся, думаю, отныне у тебя все будет хорошо! Ралль еще по инерции смеялся, но кожу на висках начинало стягивать, заломило скулы, пришла невнятная тоска. Уверенность, дерзость, сила и при этом полное спокойствие. Тебе на самом деле нужно топать в свою карликовую фирму и браться за работу? Та сглотнула и переступила с ноги на ногу. Наверное, раны его беспокоят. Забегу несколько вперед.

Крепость Амберд
papai_bala
КРЕПОСТЬ АМБЕРД



На южном склоне Арагаца, обращённом в Араратскую долину, особенно выделяется крепость-замок Амберд, бывшая в X—XIII веках родовым владением князей Пахлавуни.

Феодальные замки, подобные Амберду, во множестве воздвигались на территории Армении для защиты её земли от римлян и парфян, затем от византийцев, персов, татаро-монголов и турок.

Армянские строители были незаурядными фортификаторами, они строили свои крепости, используя естественную защиту. Это мог быть скалистый мыс при слиянии горных рек, либо неприступный утес, соединённый с горным массивом узкой полосою земли. Владетельные князья иногда строили свои крепости высоко в горах, куда неприятелю было труднее добраться. Кроме того, они прекрасно понимали, как важно держать в руках истоки оросительных систем.

Именно так поступили строители крепости-замка Амберд. Он возведён на мысе, ограниченном обрывами глубоких ущелий. Наиболее возвышенную часть крепости занимает многоэтажный замок. Исследователи предполагают, что его основой служит укрепление VII века. Замок возвышается над небольшим поселением крепостной челяди. Мощные стены крепости из крупных базальтовых блоков окружают мыс со всех сторон, делая её неприступной. Кольцо водосборных плотин на южном склоне Арагаца выше крепости удерживало воду после таяния снегов, оттуда она поступала в Амберд, крепость питали и родники, расположенные много выше по склону.

В Амберде налицо все характерные черты феодального гнезда: выбор места, защищённого самой природой; система укреплений; забота о снабжении обитателей водою как в мирное время, так и при осадах. Архитектура замка и крепости проста, сурова и подчинена основному требованию — надёжно защитить от нападений. Крупные каменные блоки стен должны принимать на себя удары вражеских метательных снарядов и стенобитных орудий. Украшений никаких нет, только яркие пятна фаянсовых тарелок, вделанных в кладку под зубцами башен, поражают по поверью дурной глаз.

Вытянутое поперёк мыса здание замка с внешней стороны было укреплено башнями. Внутри оно делилось продольной стеной на две половины — одна, примыкавшая к башням, служила коридором, в другой было пять помещений, расположенных в ряд. Такая планировка, вероятно, была во всех трёх этажах. Перекрытия замка были плоскими, из деревянных балок, со стороны поселения в него вела дверь, запиравшаяся каменной плитой, которую надёжно удерживали от натиска толстые брусья. Решётки из железных прутьев защищали немногочисленные окна от непрошеных гостей. Над входом, в толще стены прорезаны бойницы, откуда с нападающими расправлялись, осыпая их градом стрел и каменных ядер.

Гость подымался в замок по широкой каменной лестнице, ведущей в парадные покои верхних этажей. Здесь, среди ковров и тканей, по обычаю покрывавших стены и пол, он мог отдохнуть после утомительного пути, любуясь через окна седым Араратом. Здесь же он мог освежиться студёной водой, которую из далёких родников в расположенную в нижнем этаже сводчатую цистерну приносил водопровод, сооружённый из глиняных труб. Когда же в небе загорались первые звёзды, колеблющееся пламя бронзовых светильников прорезало сумрак покоев, из фигурных курильниц струились ароматы смол, в драгоценные кубки и расписные фаянсовые чаши лилось янтарное вино, привезённое из аштаракских или вагаршапатских садов.

Бронзовые светильники, курильницы и ступки, обломки фаянсовой посуды, туалетных флаконов из расписанного египетского стекла и другие предметы материальной культуры той эпохи были обнаружены здесь при археологических изысканиях.
Углубиться в историюCollapse )

Гибель художника
papai_bala
ГИБЕЛЬ ХУДОЖНИКА 

В одном из селений древней Армении жил странный художник по имени Мануг. Иногда красивого человека писал он уродом, а случалось, немощного изображал богатырём. Многие его не любили. И мстили, как могли: то детей его обидят, то овцу прирежут. А овца для бедняка, что для богатого – отара…
Мануг работал ожесточённо и много. Но никто не хотел покупать его картины. Чем больше он работал, тем больше беднел. Любой гончар или кузнец жил лучше художника. Мануг стал думать, что людям нужнее горшки.
С недоумением спрашивала жена художника:
- За что Господь наказал меня? У других мужья, как мужья: сеют, пашут, жнут. А этот только и знает, что малевать…
Раздумья и одиночество гнали художника в горы. Однажды на скалах Мануг встретил гончара.
- Добрый свет, брат Ованес. Чего подскочил? И ты боишься?
- Ты не зверь какой, чего тебя бояться?
- Все меня избегают. Решил, что и ты…
- Люди не любят тех, кто не работает.
- Ованес, Ованес, да возвысится твой дом! Я тружусь день и ночь. Тружусь, как вол. А ты мне говоришь такие слова…
- Это не работа. Прямых ты кривишь, кривых выпрямляешь. Рисовал бы, как все.
- Как все – это проще. Труднее быть самим собой. Но не будем ссориться, брат Ованес. Ведь и ты лепишь горшки не такие, как у всех. Потому что ты художник.
- Но мои горшки берут, а твои картины – нет. Значит, не туда идёшь.
- Ованес, ведь я тебя не учу, как лучше лепить горшки. Хотя мог бы. А вот художников почему-то поучают все.
- Учить меня? Гончара – гончарному делу?! – возмутился тот.
- А зачем ты поднялся в горы? – улыбнулся Мануг. – Глину искал? Её у тебя во дворе целая гора. Твои горшки – всегда нарасхват. Нет, ты пришёл глянуть на травы. В каждом листке ищешь незнакомое и говоришь себе: «Уже было». Я видел многое, созданное тобой.
- Скажи, - почему-то прошептал гончар.
Читать продолжение сказкиCollapse )

Реклама
papai_bala
Если вы прорекламируете мое сообщество у себя в журнале - я буду чрезвычайно признательна!

Можете вставить просто вот эту картинку:



(Код для нее следующий: <a href="http://community.livejournal.com/arm_legends/profile"><img alt="" height="200" width="400" src="http://cs442.vkontakte.ru/u1824081/97948477/x_a1ea2ac4.jpg" />)

К.

Арка Чаренца
papai_bala
АРКА ЧАРЕНЦА 
 
Арка Чаренца
 
Минуя городские кварталы Норк и Нор-Норк, село Джрвек, широкая Гарнийская трасса постепенно поднимается на Вохчабердскии хребет. В окрестностях села Вохчаберд, слева от дороги, видны пещеры, служившие в Средние века в качестве жилищ.

На одном из перевалов, прямо у дороги стоит Арка Чаренца. Она создана архитектором Рафаэлом Исраеляном в память об армянском поэте 20-го века Егише Чаренце. Построена она на том месте, где поэт любил бывать, размышлял, писал стихи. С нее открывается красивый вид Араратской котловины с парящим вдали Масисом. На дуге арки слова из вечного стихотворения Чаренца:

Աշխարհ անցիր – Արարատի նման ճերմակ գագաթ չկա,
Ինչպես անհաս փառքի ճամփա,
Ես իմ Մասիս սարն եմ սիրում:

(«Пройди весь мир — в нем белых гор, красой Масису равных, нет!»)

 
А. Битов
"Уроки Армении"

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПОД АРКОЙ

Я недоуменно взглянул на друзей: зачем стали? Чем замечательно это слоноватое строение?
— Арка Чаренца, — сказали мне и молча пропустили вперед. Я почувствовал какой-то сговор, от меня чего-то ждали, какого-то проявления. Ровным счетом ничего замечательного при всем желании не обидеть друзей я в этой арке не обнаружил. Меня подтолкнули в спину, даже как-то жестко. Недоумевая и чуть упираясь, я прошел под арку и охнул.
Боже, какой отворился простор! Он вспыхнул. Что-то поднялось во мне и не опустилось. Что-то выпорхнуло из меня и не вернулось. Это был первый чертеж творения. Линий было немного — линия, линия, еще линия. Штрихов уже не было. Линия проводилась уверенно и навсегда. Исправлений быть не могло. Просто другой линии быть не могло. Это была единственная, и она именно и была проведена. Все остальное, кажется мне, Бог творил то ли усталой, то ли изощренной, то ли пресыщенной рукой. Кудрявая природа России — Господне барокко.
 

Национальный Исторический Музей
papai_bala
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

Национальный Исторический Музей

Национальный исторический музей Армении (ранее Государственный исторический музей Армении) — главный исторический музей Армении, расположенный в городе Ереван. Музей был основан в 1921 году вместе с Картинной галереей Армении, с которой делит общее здание музейного комплекса, расположенное на площади Республики. Национальный исторический музей занимает нижние два этажа комплекса.

Экспозиция музея разделена на несколько отделов: археологический, этнографический, отдел нумизматики, отдел исторической архитектуры, и отдел новой и новейшей истории Армении. В музее представлены предметы материальной культуры, обнаруженные на территории Армении и относящиеся к периодам, начиная с каменного века до конца XIX века.

В фондах музея собрано около 400000 экспонатов.
Постоянная экспозиция охватывает всю историю армянского народа - со времен первобытного общества до наших дней.

В музее представлены предметы материальной культуры, обнаруженные в ходе раскопок памятников различных эпох. Это - орудия первобытного человека, оружие и утварь времен Урарту и других армянских государств, скульптуры, украшения, а также ремесленная продукция различных исторических областей Армении.

Музей имеет богатую библиотеку (порядка 50000 томов), многие из которых представляют собой уникальные издания: среди них - первая печатная книга «Урбатагирк» («Пятничная книга»), изданная в 1512 г. в Венеции.

Легенда про лаваш
papai_bala
 ЛЕГЕНДА ПРО ЛАВАШ

В давние времена был в Армении царь по имени Арам. Случилось так, что в один из боев он попал в плен к ассирийскому царю Носору. Победитель поставил условие:
- Десять дней ты останешься без хлеба, голодным. На одиннадцатый день будешь состязаться со мной в стрельбе из лука - если победишь, отпущу тебя невредимым, вернешься к своему народу с достойными царю подарками.
На следующий день Арам потребовал, чтобы из армянской армии, стоящей у границ Ассирии, принесли его самый красивый панцирь.
Ассирийские гонцы заспешили в путь.
Армяне тут же догадались, что их царь на что-то намекает, и, чтобы выиграть время и подумать, задержали гонцов на всю ночь. На рассвете ассирийцы помчались в обратную дорогу и подали царю Араму панцирь. Они не знали, что в броне спрятан тонкий-претонкий хлеб. Да и никто в те времена и слышать не слышал о лаваше - попробуй догадаться, что хлеб можно спрятать в панцирь. Взял Арам панцирь, а потом вдруг заявил, мол, не этот самый красивый. Делать нечего, вновь послали гонцов, и те принесли новый панцирь.
Но и этот не понравился армянскому царю. И гонцы каждый день до истечения условного срока покрывали ту же дорогу и каждый раз, ведать о том не ведая, приносили Араму лаваш.
На одиннадцатый день Арам и Носор вышли на стрельбище.
Носор был уверен, что Арам, оставшись без хлеба, пал духом и силами, утерял меткость глаза. Но - вот чудеса! - Арам вышел победителем в состязании и с честью возвратился в свою страну. Армянский хлеб спас его.
Возвратился царь и велел огласить по всей стране: впредь в Армении вместо других хлебов пусть пекут лаваш.

Матенадаран
papai_bala
МАТЕНАДАРАН




Институт древних рукописей Матенадаран имени св. Месропа Маштоца расположенн в Ереване. Матенадаран является научно-исследовательским центром при правительстве Республики Армения, это один из крупнейших хранилищ рукописей в мире. Также Матенадаран - крупнейшее в мире хранилище древнеармянских рукописей.
Институт Матенадаран был создан на базе национализированной (в 1920 г.) коллекции рукописей Эчмиадзинского монастыря. Начало создания этой коллекции датируется V веком и связано с именем Месропа Маштоца (около 361 - 440 гг.), изобретателя армянской письменности.

В 1892 г. коллекция насчитывала 3158 рукописей, в 1897 г. — 3338, в 1906 г. — 3788, в 1913 г. — 4060 рукописей.

Эчмиадзинский Матенадаран был объявлен государственной собственностью 17 декабря 1929 г. В 1939 г. коллекция была перевезена из Эчмиадзина в Ереван.

Здание, где институт располагается в настоящее время, было построено в 1959 г. по проекту архитектора Марка Григоряна (дедушка markgrigorian ). В 1984 г. был издан первый том общего каталога коллекции Матенадарана. В настоящее время коллекция продолжает пополняться — значительный вклад в ее расширение вносят представители армянской диаспоры в Европе, США и т. д.

Фонды Матенадарана насчитывают более 17 тыс. древних рукописей и более 100 тыс. старинных архивных документов. Наряду с 13 тыс. армянских рукописей здесь хранится более 2000 рукописей на русском, иврите, латыни, арабском, сирийском, греческом, японском, персидском и других языках. Коллекция Матенадарана является ценной научно-исторической базой для изучения истории и культуры Армении, а также соседних народов Кавказа, Ближнего и Среднего Востока. В Институте хранятся рукописи V—XVIII веков, а также уникальная коллекция первопечатных и старопечатных армянских книг XVI—XVIII веков, сочинения древних и средневековых армянских историков, писателей, философов, математиков, географов, врачей, переводы трудов древнегреческих, сирийских, арабских и латинских учёных, в том числе ряд сочинений, не сохранившихся на языке оригинала. В музее Института экспонируются многочисленные образцы древнеармянской письменности и миниатюры. Многие рукописи представляют большую художественную ценность (например, «Лазаревское евангелие», 887; «Эчмиадзинское евангелие», 989; «Евангелие Мугни», XI век).

В Матенадаране на верхних этажах размещены выставочные залы, рабочие кабинеты, читательский зал, каталоги, на уровне цокольного этажа располагаются хранилища рукописей, а также лаборатории для работы над рукописями. Там ведется научно-исследовательская работа по изучению и публикации памятников армянской письменности, исследованию проблем текстологии, источниковедения, палеографии, средневековой книжной живописи, историографии, научные переводы памятников на русский и другие языки. С 1940 г. издаётся сборник «Банбер Матенадарани» («Вестник Матенадарана») на армянском языке с резюме на русском и французском языках).

Волшебная роза
papai_bala
ВОЛШЕБНАЯ РОЗА

В давние времена жил-был царь. При дворце у него был розовый сад. В саду рос куст волшебной розы. Как ни старался царь, как ни охраняли царские садовники эту розу, никак не могли уберечь ее. Только начинала она распускаться, как нападал на нее губительный червь. И так из года в год повторялось одно и то же. Царь никак не мог дождаться своей волшебной розы.
Как-то пришел к царю юноша садовник и сказал:
— Найми меня, я уберегу твою розу от червя. Как только она распустится, сорву ее, принесу тебе.
— Юноша, — говорит царь, — сколько у меня садовников перебывало, ни один не уберег ее, где уж тебе справиться?
— Справлюсь, а если нет — вели казнить.
— Ладно, как знаешь, коли сумеешь, постереги.
Наступила весна, новый садовник взял лук и стрелу, забрался под куст и стал сторожить розу. Стережет он день, два дня, три дня, неделю. Наконец роза начала распускаться, но тут садовника потянуло ко сну... Тем временем выполз червь, накинулся на розу, сожрал ее и уполз.
Проснулся садовник, видит — нет розы на кусте. Пошел к царю и говорит:
— Целую неделю день и ночь я сторожил розовый куст, а когда роза стала распускаться, я задремал... Открываю глаза, а червь уже успел сожрать розу. На этот раз помилуй, в будущем году я расправлюсь с червем.
— Ничего, — сказал царь, — это червю даром не пройдет...
Прошел год.
Настала весна, царский садовник снова пошел сторожить куст. Едва роза начала распускаться, снова червь ползет к розе; только хотел садовник пустить в него стрелу, вдруг откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел. Роза осталась цела.
Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
— Государь, — говорит он, — я принес тебе розу. И нынче червь хотел сожрать розу, но откуда ни возьмись, прилетел соловей, клюнул червя и улетел.
— Ничего, — говорит царь, — и соловью это даром не пройдет.
Прошел еще год.
Весной опять садовник отправляется сторожить розовый куст; день и ночь сидит под ним. Только начала распускаться роза, снова ползет червь, хочет сожрать цветок, снова откуда ни возьмись, прилетел прошлогодний соловей, хотел клюнуть червя, но в этот миг из-под кустов выскочил дракон и разом проглотил соловья с червем. Опять роза осталась цела. Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.
— Государь, — говорит он, — теперь, как и в прошлом году, приполз червь, хотел сожрать розу; откуда ни возьмись прилетел соловей и только хотел кликнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон, набросился на соловья и на червя и обоих проглотил. Вот тебе роза — цела и невредима.
— Ничего, — говорит царь, — и дракону это даром не пройдет.
Прошел еще год.
Наступила весна, снова садовник отправился сторожить розу. Пришло время ей цвести. Опять появился червь и пополз к розе; откуда ни возьмись, прилетел соловей и только хотел клюнуть червя, как из-под кустов выскочил дракон и проглотил и соловья и червя. Садовник натянул тетиву и пустил стрелу в дракона, дракон завертелся, истек кровью и околел.
Садовник сорвал розу и понес царю.
— Государь, — сказал он, — опять появился червь, хотел сожрать розу, прилетел соловей, хотел клюнуть червя, дракон выскочил из-под кустов, набросился на соловья и на червяка и обоих разом поглотил. Я, как увидел это, натянул тетиву и уложил дракона на месте.
— Ну и хорошо, — сказал царь, — только и тебе это даром не пройдет.
Удивился садовник и думает: что за загадка, почему царь все время так говорит?
Думает садовник, думает — ни до чего додуматься не может. А спросить у царя боится: что, если царь рассердится? Решил садовник подождать, посмотреть, что будет дальше.
В розовом саду у царя был мраморный бассейн, где иногда купались царь и царица. Однажды садовник взобрался на дерево, росшее рядом с бассейном, хотел обрезать засохшие сучья. Вдруг видит: царица со своими служанками подошла к бассейну купаться. Садовник оробел и остался на дереве. «Подожду, — думает, — искупается царица, уйдет, тогда и слезу». Разделась царица, вошла в бассейн, искупалась, вышла, стала одеваться, взглянула вверх и увидала садовника. Не проронила она ни слова, пошла во дворец и все рассказала царю.
— Знаешь ли, пошла я к бассейну купаться, искупалась, оделась и уже хотела идти, как вдруг увидала на дереве садовника, Знать, он заранее взобрался на дерево, хотел подсмотреть меня.
Как услыхал царь про то, разъярился, точно лев. Тут же крикнул:
— Палача, палача, палача!
Явились палачи, поклонились царю.
— Государь, что прикажешь? — спрашивают они.
— Сейчас же приведите садовника и отрубите ему голову!
Палачи привели садовника. Садовник понял, что его ожидает.
— Государь, дозволь сказать два слова, а потом делай со мной, что хочешь.
— Ладно, говори.
— Помнишь, когда ты нанял меня в первый год, я пришел к тебе и рассказал, как червь сожрал розу, ты мне сказал: «Ничего, это ему даром не пройдет». Я и на другой год пошел сторожить розу. Пришел к тебе и сказал: «Прилетел соловей и клюнул червяка». Ты и тогда мне ответил: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На третий год, когда я пришел к тебе и сказал, что из-под кустов выскочил дракон и проглотил соловья и червя, ты опять говоришь: «Ничего, и ему это даром не пройдет». На четвертый я пришел и сказал тебе: «Я убил дракона». А ты мне: «Ничего, и тебе это даром не пройдет». И вправду мне это даром не прошло, сбылись твои слова, коли ты захотел ни за что ни про что мою голову снять. Нынче я говорю тебе: и царю это даром не пройдет.
Услыхал царь мудрый ответ садовника и помиловал его.

Барекендан (Масленица)
papai_bala
БАРЕКЕНДАН (МАСЛЕНИЦА)

Жили когда-то муж с женой. И не очень-то были они по нраву один другому. Муж обзывал жену дурёхой, а та его - дурнем, так они всегда и ссорились.
Как-то муж купил несколько пудов рису и масла, взвалил их на носильщика и приволок домой.
Жена вышла из себя:
- А ты ещё сердишься, когда тебя дурнем обзывают! Ну куда нам столько масла и рису! Поминки по отцу или свадьбу сына справляешь, что ли?
- Да какие там поминки, какая свадьба! Что ты болтаешь, баба? Возьми и припрячь. Это для барекендана.
Жена успокоилась, взяла и спрятала. Уже немало дней прошло, жена ждёт, ждёт, а Барекендана всё нет.
И вот однажды сидит она у порога и видит: кто-то торопливо идёт по улице. Прикрывает она ладонью глаза от солнца и кричит:
- Братец, а братец, а ну-ка, погоди!
Прохожий останавливается.
- Не ты ли Барекендан будешь, братец?
Смекнул прохожий, что у женщины не все дома, и думает: "Дай-ка скажу, что я Барекендан и погляжу, что из этого выйдет".
- Да, сестрица, я и есть Барекендан. Что скажешь?
- А то скажу, что давно пора тебе забрать от нас рис да масло. Мы не нанимались хранить твоё добро. Надо и совесть знать!
- Что же ты сердишься, сестричка-джан? За ними-то я и пришёл: искал ваш дом, да всё никак не мог найти.
- Ну так иди и забирай!
Прохожий входит в дом, забирает масло и рис. Поворачивается пятками к дому, лицом к своей деревне, и поминай как звали!
Возвращается муж, жена ему и говорит:
- Приходил этот Барекендан, я швырнула ему его добро - унёс!
- Какой Барекендан? Какое добро?
- Да вот масло и рис. Вижу, идёт - наш дом ищет. Позвала я его, пробрала как следует, взвалила ему мешок на плечи, он и унёс.
- Ах, чтоб дом твой рухнул, глупая! Недаром я всегда говорю, что ты дурёха! В какую сторону он пошёл?
- А вон туда.
Вскочил муж на коня и помчался за Барекенданом.
Барекендан обернулся и видит - догоняет его верховой. Смекнул, что это, должно быть, муж той женщины.
Вот всадник догнал его:
- Добрый день, братец!
- Доброго здоровья!
- Не прошёл ли по этой дороге кто-нибудь?
- Прошёл.
- А что он нёс за плечами?
- Масло и рис.
- Вот его-то мне и нужно! А давно ли он прошёл?
- Да уж порядочно.
- Если я поскачу за ним, успею догнать?
- Где тебе! Ты верхом, а он пешком. Покуда твой конь будет переступать четырьмя ногами: раз-два-три-четыре, он на своих на двоих бегом: раз-два, раз-два, раз-два - и нет его!
- А как же мне быть?
- Как тебе быть? Хочешь, оставь у меня коня, а сам, как он, беги на своих на двоих - может быть, догонишь.
- Да, это ты верно говоришь.
Слезает муж с коня, оставляет его у прохожего, а сам пускается пешком в путь.
Как только скрылся он из виду, Барекендан взвалил на коня свою ношу, свернул с дороги и ускакал.
А муж идёт, идёт пешком, видит - не догнать.
Поворачивает обратно, а уж ни прохожего, ни коня нет.
Возвращается домой, и снова начинают они ссориться: муж - из-за масла и риса, а жена - из-за коня.
И до сих пор всё ещё ссорятся муж и жена. Он её обзывает дурёхой, а она его - дурнем.
А Барекендан слушает да посмеивается.

Национальная картинная галерея
papai_bala
НАЦИОНАЛЬНАЯ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ 
 




Армению часто называют музеем под открытым небом. 
 
Национальная картинная галерея находится в самом центре Еревана на площади Республики. Она находится там с момента своего основания в 1921 году. Однако в 1978 году к старому двухэтажному зданию музея из черного туфа было добавлено 8 новых этажей, а также была произведена облицовка черного туфа белым.

Созданием Галереи занимался отдел Государственного музея-заповедника, и, в частности, организация была поручена художнику Мартиросу Сарьяну, который организовал первую выставку армянских художников в Галерея. Впоследствии эта выставка побывала в колледже Лазаряна в Москве, а затем вновь вернулась в Ереван.

В 1925 году из Ленинграда в Ереван был приглашен искусствовед и эксперт Рубен Драмбян. Он был попечителем Галереи в течении 25 лет, во время которых Галерея приняла свою нынешную форму.
В 1935 году Галерея была преобразована в Музей искусства, в 1947 году стала называться Государственной Галереей Армении, а в 1991 году была переименована в Национальную Картинную Галерею Армении. 

В сравнительно короткий срок свого существования галерея создала богатую коллекцию армянской, русской и западноевропейских работ (более двадцати тысяч объектов). Донателло, Тинторетто, Фрагонара, Курбе, Руссо, Серов, Кандинский, Шагал, Айвазовский, Сарьян, Карзу - это лишь некоторые из художников, произведения которых представлены в Галерее. 
Особый пик пришелся на время руководства Рубена Драмбяна, который благодаря своим ленинградским связям, добился обмена некоторых урартских артефактов, найденных в Эребуни на произведения искусства русских мастеров.

Армянский секрет Леонардо да Винчи
papai_bala
АРМЯНСКИЙ СЕКРЕТ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ
 
Пять столетий ученые ломают голову над тайнами великого Леонардо да Винчи. Титан оставил потомкам львиную долю своего письменного наследия в зашифрованном виде. Почти все расшифровано и переведено на многие языки. Но код к таинственным записям на некоторых картинах и ранних рисунках Леонардо ученые так и не подобрали.

Художница Армине Хачатрян, умеющая одновременно писать обеими руками и при этом выводить буквы в зеркальном отображении, как это делал Леонардо, утверждает, что разгадала тайну своего кумира.

Армине еще ребенком могла часами неотрывно смотреть на репродукции картин да Винчи, и уже тогда видела то, чего не видели другие.
- Папа, гляди, тут внизу по-армянски написано, - однажды сказала дочка отцу, показывая на странные «иероглифы» под рисунком.
- Что ты выдумываешь? - не поверил папа.

- Мне 47 лет, глаза уже немного ослабли, - говорит Армине. - Но я все еще вижу так, как люди, смотрящие в бинокль с 10-кратным приближением. Если мне нужно рассмотреть что-то очень мелкое, то я как бы переворачиваю свой «бинокль», удаляя предмет на расстояние, позволяющее мне рассматривать его поверхность микрон за микроном. Ребенком я думала, что все видят так.
«Мне некогда было отвлечься даже на телевизор. Засыпала, представляя любимые репродукции. Вдруг мне приснился Леонардо. Он стал убеждать снова взяться за кисти и научиться писать двумя руками одновременно, - рассказывает Армине. - Сон не давал покоя. Судьба будто вела меня к важному открытию.
В тот день, семь лет назад, Армине помчалась в книжный магазин. На полке стояла книга «Леонардо да Винчи».
- Я наугад открыла ее на странице с рисунком «Сердце». Вгляделась в репродукцию и ахнула, - вспоминает Армине. - Я отчетливо увидела в том месте, где изображено сердце, древнеармянские буквы! Их графика уникальна, хотя отдельные ее элементы уже использовались в разных системах письма: арамейско-пехлевийской, сирийской, эфиопской, греческой...
Армине купила книгу и помчалась домой. Обложившись справочниками, она начала читать надпись в углу репродукции:

«На лбу горы Масис
Страны Муш
Слышал я, что турки кастрировали
Маминых сестер».

Все записи были почему-то вверх ногами.
- Это не бесмыссленный набор слов, - предположила Армине. - На рисунке Лернардо изобразил не просто человеческое сердце в двух вариантах, как многие думают, а гору Масис - теперь Арарат, две вершины которой, по легенде, напоминают два сердца - взрослого и ребенка. Записи перевернуты, чтобы подчеркнуть - они велись от имени ребенка, передающего услышанное.
Справочники подтвердили ее догадку. Исследователи творчества да Винчи утверждали, что незаконнорожденный сын нотариуса и крестьянки Катерины провел с матерью только пять лет, а потом его у нее отобрали.
Тоскуя по ней всю жизнь, он пытался воссоздать ее образ на многих ранних рисунках и знаменитых полотнах. В то время, когда Леонардо рисовал свое «Сердце», Османская империя напала на Армению, которая сотни лет с короткими перерывами была ареной турецко-персидских войн. Об их ужасах, видимо, и хотел сказать да Винчи потомкам.

О своем открытии Армине рассказывать никому не стала, решив, что оно, наверное, было уже сделано кем-то до нее. Слишком легко, как ей казалось, читается запись.
- Спустя несколько месяцев я увидела по телевизору, как английская королева купила картину да Винчи «Ребенок в утробе матери», - продолжает Армине. - И вдруг ведущий говорит: «Жаль, никто не знает, что написано рядом с рисунком». Я удивилась. Как же так, ведь здесь ясно написано: «Пишу в страхе, чтобы мать не увидела».

Армине решила поделиться своими догадками со специалистами и обратилась к знаменитому арменисту Нерсесу Мкртчяну. Из-за проблем со зрением профессор не смог самостоятельно разглядеть записи да Винчи даже под лупой, и тогда Армине воспроизвела ему текст.
- Это действительно армянский язык XII века, - заключил профессор.
Армине недоумевала: почему никто не раскрыл код да Винчи? Родные тоже терялись в догадках - как Армине удалось расшифровать таинственные записи да Винчи, в которых ученые видели лишь беспорядочный набор странных букв. Пытаясь объяснить им, как она складывает их в предложения, липецкая художница выявила еще одну особенность своего зрения.
- Все оказалось просто. Известно, что многие свои записи на латыни Леонардо шифровал с помощью зеркал, - объясняет Армине. - Я же выросла перед зеркалом. В родительском доме стоял трельяж, за ним я делала уроки, рисовала, наблюдала за взрослыми. Оказывается, мои глаза за это время приспособились читать не только слева направо, но и справа налево, а также вверх ногами. Вдобавок последние годы я наловчилась писать так, как велел мне во сне Леонардо.
Эти навыки, фотографическая память и врожденные особенности позволили Хачатрян сразу выхватывать взглядом однокоренные слова, знакомые по уже расшифрованным ею записям, и читать их, даже если какие-то буквы в слове художник написал небрежно.
Недавно Армине сделала сенсационное открытие - расшифровала по репродукции надписи на «Моне Лизе»:
- На лбу Джоконды художник написал по-армянски: «Стеснительная», а в углу картины: «Извини, крикунья». Видимо, стремясь запечатлеть момент появления улыбки на лице застенчивой девушки, да Винчи прибегал к различным уловкам. Мог, к примеру, ущипнуть натурщицу, заставляя ее смущаться. А потом увековечил свои извинения, намекая потомкам, как рождался образ Джоконды.
Почему итальянский художник в XVI веке писал на армянском XII века, Армине объясняет так:
- Думаю, армянский язык Леонардо впитал с молоком матери. Это было все, что осталось ему от нее после того, как отец увез его во Флоренцию. Именно в XII веке была заключена уния между Римско-католической и армянской церквами. В результате в Армении произошел религиозный раскол. Многие армяне покинули родину и уехали в Европу. Осев там, они не приняли изменения, которые произошли в армянском языке, и передавали потомкам свой родной язык и письменность в неизмененном виде.
Армине нашла еще одно доказательство армянских корней Леонардо да Винчи:
- В одной из записей Леонардо указывает: «Я - Вачис». В переводе с армянского это означает «мой сладкий, любимый, хороший». Это имя он мог получить при крещении. А фамилия художника по матери была Левасьинарде, что значит «лев великолепный».
Армине вычитала все эти секреты в записях самого Леонардо. И готова это доказать. Липчанка уже написала книгу, которая может стать научной сенсацией. Ей осталось только получить высококачественные фотографии полотен.

Легенда о голубом брилианте Еревана
papai_bala
ЛЕГЕНДА О ГОЛУБОМ БРИЛИАНТЕ ЕРЕВАНА



 

 "Голубым бриллиантом" Еревана Егише Чаренц называл Голубую мечеть, расположенную на проспекте Маштоца. Именно благодаря его вмешательству, этот архитектурный памятник был сохранён в советское время от разрушения. Великий армянский поэт, патриот и пропагандист родного языка, литературы и истории показал и всему миру, и нам, сегодняшним армянам, пример высокой культуры, которая проявляется, прежде всего в уважении чужой религии .
Голубой Мечети - 250 лет, строили её персы для себя в тогдашней Эривани.
Строили совершенно необыкновенно - все называют ереванскую Голубую Мечеть уникальной.
Уникальной, потому что сами персы применили в своей мечети многие каноны архитектуры христианского собора. Под высоким куполом прорезаны ровно двенадцать окон, ровно по числу христианских апостолов, а в мечетях не делают окон.
Мечеть даже на сегодняшний день считается одной из самых больших в мире, - и пространство для моления разделено на три части тремя Коранами (выемки в стенах, где резьбой выгравированы изречения из Корана. Редко, когда в мечети бывают два Корана). Причём два Корана расписаны по-арабски, а один содержит надписи на персидском, в которых переданы мысли гениев вселенского масштаба Фирдоуси и Саади.
Над центральным Кораном наверху вырезаны три фигурных, в восточном стиле, окна с красиво расписанными цветными стеклами. В середине окно крупнее, чем два по краям. Цифра три - не случайна, это также из христианского постулата о Троице: Бог-отец, Бог-сын и Святой Дух.
В советское время Голубая мечеть была превращена в музей, а действующей стала после независимости Армении, но с сохранением своей функции, как музея. В Голубой Мечети ведутся реставрационные работы при участии иранского правительства. Желающие могут прийти в любой момент на экскурсию, где им всё расскажут про "Голубой бриллиант", аналога которому нет нигде.
И обязательно расскажут красивое предание, постепенно превратившееся в легенду, что Егише Чаренц, поклонник женской красоты, специально с утра помещал арбузы в бассейн двора мечети, чтобы угощать красавиц города холодным сладким арбузом.
Между прочим, и сейчас в век мощных холодильников ереванцы предпочитают охлаждать арбузы под проточной водой. Вкус тогда совсем другой - хотите верьте, хотите нет.

История просихождения армянских фамилий
papai_bala
 ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ АРМЯНСКИХ ФАМИЛИЙ


Армянские фамилии явление относительно новое. Официально фамилии начали фиксироваться лишь в 19-ом веке, во время первых переписей населения, когда появилась необходимость в регистрации людей. Позже появились паспорта, где наряду с именами были указаны также и фамилии. Можно сказать, что до 19 века фамилий в нашем нынешнем понимании не было. Между тем, само слово "азганун" (фамилия) в переводе означает "имя рода" ("азг" - род, "анун" - имя). В основном фамилии армян происходят от имени авторитетного родового предка, к имени которого прибавлялись суффиксы, выражающие принадлежность. В древнармянском это был большей частью суффикс "эанц", который затем трансформировался в "енц", а в современном армянском - в фонетическую форму "янц", а затем осталось только "ян". Например, если про кого-то говорили, что он из рода Арама, то для того, чтобы показать принадлежность к этому роду говорили Арамэанц или Араменц. В армянских селах это явление есть и по сей день, то есть на вопрос "чей будешь?" звучит ответ - Давиденц или Ашотенц.

Когда в 19 веке стали записывать фамилии, то окончание "ц" стало автоматически отбрасываться. Между тем, у некоторых армян, предки которых очень давно покинули Армению и переехали в Россию (где фамилии появились раньше, чем в Армении) фамилии сохранили окончание "янц". До сих пор на юге Армении в районе Зангезура сохранились в большом количестве фамилии, оканчивающиеся на "енц", "унц", "онц", например, Адонц, Бакунц, Калваренц. По мнению, ученых это диалектные формы образования, которые сохранились в этом районе.

Помимо наиболее распространенной формы образования фамилий от имен, часть армянских фамилий происходит от названий тех или иных профессий. Ремесло, как правило, переходило из поколения в поколение, а название ремесла переходило на имя рода или семьи. Бывало и так, что кто-то из рода или несколько представителей так прославились своим мастерством, что стали знаменитыми ювелирами, каменщиками или пекарями и их потомков нарекли такими же фамилиями Воскерчян ("воскерич" - ювелир), Карташян ("карташ" - камещик), Экимян ("эким" - лекарь), Жамагорцян ("жамагорц" - часовчик) и пр.

Здесь стоит упомянуть и происхождение западно-армянских фамилий. Столетиями Восточная и Западные части Армении развивались раздельно друг от друга и входили в состав различных империй. Восточная Армения находилась под властью Персии, а затем России, а Западная - Османской Турции. Раздельное существование двух частей армянского народа отразилось и на фамилиях. Так, во многих западно-армянских фамилиях, многие из которых сегодня носят предстаивтели армянской диаспоры, окончание "эан" заменилось не на "ян", а на - "иан". Кроме того, очень часто в таком типе фамилий, которые указывают на ремесло, есть тюркские корни и таких корней много в армянских фамилиях. Это связано с тем, что армяне в Османской империи очень основательно занимали нишу ремесленников. Поэтому фамилии многих армян, предки которых происходят из Западной Армении, означают название ремесел, причем по-турецки.

Например, фамилия бывшего армянского коммунистического лидера, а затем и спикера Национального собрания Республики Армения Карена Демирчяна, происходит от турецкого слова "демирчи", то есть кузнец. Скорее всего, предки бывшего армянского лидера происходили из Западной Армении, входящей в Османскую Турцию, и были кузнецами. По словам члена-корреспондента Национальной академии наук Армении, этнографа Левона Абрамяна, наличие в армянских фамилиях буквы "ч", а таких очень много, как правило, указывает на ремесло, потому что в турецком это окончание "чи" является показателем ремесла. Например, фамилия Бардакчян произошла от "бардакчи", то есть гончар.

Один из кварталов Еревана, в котором в начале прошло века в значительном количестве проживало мусульманское население, до сих пор в народе называется Силачи, в переводе с турецкого "силачи" означает красильщик. В этом районе армянской столицы некогда жили красильщики.

Некоторые фамилии образовались также от прозвищ. Например, фамилия Шатворян произошла от слова "шат". Видимо предки нынешних Шатворянов получили свое прозвище, потому что имели много детей. Но, если у сельчан и ремесленников вплоть до 19 века фамилий не было, ибо предполагалось, что простому люду фамилии не нужны, то иначе обстояло дело со знатными родами. В противоположность простолюдинам, фамилии знатных родов восходили к глубокой древности. Но форма образования была той же, то есть обозначалась принадлежность к тому или иному роду, а в случае с царями к той или иной династии.

Уже в древности и в средние века знатные фамилии обязательно носили фамилии - Мамиконян, обычно представители этого рода были военачальниками, Хорхоруни - телохранителями царя, Гнуни были царскими виночерпиями и пр. Принадлежность к знатному роду обозначалась суффиксом "уни". Таким образом, фамилии с суффиксом "уни" в древности и в средние века были присущи знатным родам - Аматуни, Багратуни, Рштуни, Арцруни, Хорхоруни и пр.

Ряд ученых считает, что фамилии этого типа происходят от урартского языка, в котором принадлежность обозначалась окончанием "уни". Между тем, в народе существует своя, далекая от научной, но своеобразная трактовка происхождения фамилий армянской знати. Согласно народной этимологии, окончание "уни" происходит от слова "уненал" - иметь, в данном случае иметь богатство. По мнению Левона Абрамяна, это неверная трактовка, так как обеспеченность никоим образом не была выражена в именах или фамилиях: "Это не типично для образования фамилий".

Некоторые из армянских фамилий образовались от названия местности, часто такие фамилии носили древние или средневековые армянские ученые и писатели. Например, Анания Ширакаци армянский географ, математик и астроном, живший в VII веке, Григор Татеваци - философ и богослов, который жил в XIV веке. Фамилии носили и другие армянские ученые, как например создатель армянского алфавита и письменности - Месроп Маштоц, живший в V веке.

В некоторых армянских фамилиях до сих пор сохранились приставки "мелик", указывающая на дворянское происхождение и "тер", которая использовалась духовными лицами и имеет смысл "отец", "владыка", "батюшка". Сейчас многие их тех, чьи деды опасаясь гнева советской власти, избавились от приставк "мелик" и "тер", вновь возвращают себе свои исконные фамилии. Некоторые армяне присваивали детям фамилии по имени деда, однако впоследствии эта традиция отпала из-за проблем, связанный с бумажной волокитой. Есть и другая традиция, которая остается неизменной: подавляющее большинство армянок, выйдя замуж, в знак уважения к своим родителям продолжает носить девичьи фамилии.
 

Ереванская легенда о Любви
papai_bala
ЕРЕВАНСКАЯ ЛЕГЕНДА О ЛЮБВИ 
 
В таком городе как Ереван - нельзя было не возникнуть Легенде о Любви.

Всё было по-настоящему. И сейчас пра-пра-правнук Габриеля и Тамар-нан Саркис Оганесян живёт в Ереване, преподаёт инструментоведение и оркестровку на военно-дирижёрском факультете Ереванской консерватории, которую в своё время закончил как музыковед.
Его предок по линии матери отца Габриел родился в 1797 году, в семье Хечана, переселившегося в Эривань из Персии, а конкретно из Хоя, где жило очень много армян тогда. У многих ереванцев есть хойские корни. Из Хоя Хечан привёз в Эривань саженцы жёлтых слив, собираясь заняться их разведением. В его честь сорт больших жёлтых слив называются "Хечани шлор" (сливы Хечана).
Когда Габриелю исполнилось девять лет, его забрали в персидскую армию. Там он стал артиллеристом и служил до 1827 года, до того самого момента, когда русские войска подошли к Эривани и начали сражение за него.
Сражение пришлось на день свадьбы Габриеля и Тамар-нан. И жених на свадьбу не явился. Родственники Тамар вечером, после окончания боя, который персам удалось отбить, пошли на поиски Габриеля. Среди живых его не было, не оказалось его и среди мёртвых. Но родственникам всё же удалось его найти. Он был ни жив, ни мёртв, с выколотыми глазами, на грани жизни и смерти.
Оказалось, что Габриель не смог стрелять по русским, сначала он вёл по ним неприцельный огонь, потом, когда это стало заметно, повернул пушку против персов. Его схватили живым и после пыток полумёртвого бросили умирать. Но, видимо, Тамар очень сильно любила и так ждала своего любимого, что смерть отступила перед силой любви юной армянской девушки.
Она обработала глазницы Габриеля смоченной в масле шёлковой тканью, окрашенной в индиго, придающим антисептичекие свойства и сама выходила любимого, буквально вернув его с того света. Потом, когда Габриель выздоровел, они поженились, у них родились три дочки и один сын, которого назвали Арсеном, взявшим в качестве фамилии имя отца и ставшим основоположником кожевенного дела в Ереване.
Вот такая Легенда о Любви, где любовь, война, история, прошлое и настоящее составляют единое целое.
Так же, как Ереван, - одновременно древний, новый, фешенебельный, скромный, деловой и мечтательный, создающий явь и легенды. Город, которому без малого две тысячи лет, пережившего несчётное количество войн, выходя всегда победителем в схватке со смертью и продолжающего жить, несмотря ни на что. Он, Ереван, - тоже в своём роде легенда, самая - самая - самая любимая.

Ереванская легенда о Кара Бале
papai_bala
 ЕРЕВАНСКАЯ ЛЕГЕНДА О КАРА БАЛЕ




С легендой о Чёрном малыше (так переводится Кара-Бала), гости Еревана знакомятся сразу же, совершая прогулку по главной улице Абовян и наталкиваясь на памятник продавцу цветов, автором которого является скульптор Токмаджян. Кара-Бала дарил цветы влюблённым, девушкам и стал персонажем городского фольклора, о нём слагали и слагают стихи, пели и поют песни. А в соответствие с новыми веяниями имя Кара-бала стало также и брендом, его можно встретить на вывесках цветочных салонов, магазинов, кафе.

"Будто ты родился старым с корзинкой цветов в руке,
Украшая жизнь вином с доброй улыбкой на лице,
И даря цветы ..."

Это перевод песни о Кара-Бале известного исполнителя Папина Погосяна. Но, разумеется, Кара-Бала не родился старым, и при рождении ему дано было другое имя.

Его звали Степан Арутюнян. Родился он в начале XX века в богатой семье, проживающей в Ереване в районе Канакер. Этой семье принадлежали сады “Флораи айгинер”, занимавшие когда-то обширную территорию на месте сегодняшней станции метро “Еритасардакан”, она находится посередине уже вышеупомянутой улицы Абовян и является самым оживлённым и ключевым местом в городе из-за того, что именно здесь располагаются множество ВУЗов столицы. После установления Советской власти, всё богатство семьи было потеряно, но жизнь продолжалась, и Степан женился на девушке из Раздана по имени Ашхен, а в 1926 году у них родился сын Жоржик, единственный сын Кара-Балы.

В 1934-36 годах он был осуждён за публичное оскорбление власти, и очутился волею судьбы в одной камере с Егише Чаренцем, который воспел его в своём стихотворении, - было, значит что-то особенное в личности Кара-Балы, раз такой поэт, как Чаренц посвятил ему стихотворение.

К сожалению то, что открылось великому поэту, и было оценено им, в обычной обыденной жизни цены не имело. Ашхен не дождалась мужа из тюрьмы и сразу вышла замуж за другого. Когда Кара-бала вышел из тюрьмы, - у него не было ни дома, ни семьи, ни сына, с которым видеться ему было запрещено. Жоржик рос с новым отцом и появившимися четырьмя сёстрами в собственном доме на улице, находящейся рядом с садиком Комитаса. По воспоминаниям внуков Кара-Балы, их отец любил отчима, очень хорошего человека, но когда тот умер, попросил мать приютить Кара-Балу, на что получил весьма жёсткий отказ.
Ашхен говорить о Кара-бале не любила, никогда не объясняла своего отношения к первому мужу, но до сына дошли разговоры о том, что во время следствия Ашхен показали какие-то фотографии, которые уличали Кара-Балу в измене не только родине, но и жене. Нам трудно представить сейчас, что оставшийся в памяти Еревана Кара-Бала именно как символ доброты, бескорыстности и где-то беззащитности мог быть плохим семьянином.

Однако, по легенде, Кара-Бала был влюблен в известную актрису Арус Восканян, которая часто по улице Абовяна ходила на работу в театр и каждое утро получала по прекрасной розе. Однажды на Кара-Балу напал с ножом ревнивый турок, однако ловкий Кара-Бала убивает нападавшего своим же ножом. Когда Арус умерла, Кара-Бала, каждый день носил по розе к ее могиле и присматривал за могилой первой жены своего покойного друга Чаренца — Арпеник и опять дарил розы молодым девочкам на улице.

Когда родился старший сын Жоржика, Левон, Ашхен, всё же разрешила показать внука дедушке. Они пришли на улицу Абовян, где Карабала неизменно стоял со своей корзинкой цветов и Кара-Бала, опустив корзинку на землю, дрожащими руками прижал к своей груди самый прекрасный цветок Жизни, маленького Левона, с которым виделся в первый и последний раз.

Умер Кара-Бала в начале 70-х годов, где его могила, - родные не знают, в похоронах они не участвовали. Ереван же, не смирился с уходом своего любимца, на улице Абовян стоит уже каменный Кара-Бала, которому нипочём ни зимний холод, ни палящее солнце, которому никто не сможет причинить боль, а вот он доставляет радость людям даже спустя десятилетия после своей смерти, входя в память новых поколений ереванцев легендой посредством уже создаваемыми ими новыми песнями и стихами о Кара-Бале.

Старый и новый Ереван, легенда и реальность – рядом.

Война змей
papai_bala
ВОЙНА ЗМЕЙ 


В начале века (примерно 1905г.) с территории Армении в течение 5-7 дней непрерывно, сплошным потоком по улицам, садам, огородам, через реки и горы двигались в сторону Ирана колонны самых разных змей. Их было очень много, их движение практически невозможно было остановить, хотя огромное количество было раздавлено на дорогах и уничтожено людьми и скотом. Везде валялись их мертвые тела, но все равно движение этого потока в сторону Ирана не прекращалось ни днем, ни ночью. Характерно то, что не было ни одного случая нападения на человека или животное, хотя и те, и другие часто оказывались внутри потока, и расчищали себе в нем дорогу. Создавалось впечатление, что змеи берегли силы и яд для другой цели. Это продолжалось примерно неделю. Потом все закончилось.

Прошло время - может быть месяц - никто точно не помнит, и начался обратный процесс. Змеи начали возвращаться из Ирана в Армению. Они ползли небольшими партиями, побитые, ободранные, с глубокими ранами.

Все рассказчики сходились на том, что змеи Армении воевали со змеями Ирана, и, несмотря на то, что многие погибли, вернулись домой победителями...

В каждом частном доме Армении всегда жила змея, которая никогда не трогала своих домочадцев. Наоборот, она их оберегала от разных опасностей. Поэтому армяне относятся к змеям с большим уважением...

Взятие крепости Тмук
papai_bala
ВЗЯТИЕ КРЕПОСТИ ТМУК

Однаждый Ованес Туманян останавливается в одной деревне. Там он знакомится со старыми жительями, которые рассказывают ему про крепость Тмкаберд. Из деревни видна гора, на которой по преданию была крепость. Но враги с помащю предательства смогли зайти в крепость и завоевать её.
На этих фактах Туманян и написал свою поэму" Взятие крепости Тмук ".

Пролог

Эй, молодежь, сбирайся в круг!
Красавицы, ко мне!
Расскажет странник вам, ашуг,
О давней старине.

Друзья! Мы в жизни гости все.
Со дня рожденья мы
Бредем по суетной стезе,
И жует нас царство тьмы.

Пройдет любовь, умрет краса.
Всему придет черед.
Для смерти смертный родился,
Деянье — не умрет!

Пойдет молва из века в век
Про добрые дела.
Бессмертен смелый человек,
Чьим подвигам хвала.

А злым деяньям суждены
Проклятья без конца,
Равно суровы для жены,
Для сына, для отца...

Но речь моя про доброту.
Да улыбнется всяк!
Кто не признает славу ту?
Воздаст ей даже враг.

Друзья, настройтесь песне в лад!
Запев не долог мой.
Как пулю, песню шлют. Крылат
Ее полет прямой.

I

Собирает орды шах Надир.
Раздается звон мечей.
Тучами он крепость заградил,
Что чернее всех ночей.

«Слушай, князь Татул, лихой боец!
С жизнью смертною простись,
Я принес в подарок твой конец.
Так спускайся с башни вниз!»

«Шах Надир! Не хвастай до поры! —
Отвечает смелый князь, —
Много черных туч окрест горы,
А гора сверкает, не склонясь».

Витязей ведет он за собой,
Меч отточенный свистит.
Конь заржал. И прямо в смертный бой
С конницей Татул летит.

Сорок суток бились храбрецы,
Не смолкая, бой кипел.
Крепостные высятся зубцы
Над кровавой грудой тел.

Вышел весь Иран и весь Туран.
Звон мечей немилосерд.
Бьет и бьет по крепости таран,
Но не дрогнул Тмкаберд.

И в победной радости клонясь,
Возвращаясь в замок свой,
Целовался утомленный князь
С черноокою женой.

II

«Клянусь душой,
С такой женой
Бойцом бы стал ашуг!
И, не дрожа,
Не взяв ножа,
На шаха б встал ашуг.

О, жар любви,
Огонь в крови.
Лишь усмехнется взор —
И сумрак прочь,
И сразу ночь
Сияет ярче зорь...

Залог побед
Тех уст привет, —
Нежнее роз уста.
Услышь — и страх,
И смерть, и шах
Исчезнут без следа».

III

И у шаха уже не смолкает в ушах,
Как прославили эту армянку друзья.
«С ней и гуриям нашим иранским, о шах,
Ни красой, ни осанкой сравниться нельзя!
Дочерьми черноокими славен Джавахк,
В черном омуте глаз не один потонул:
Вот она, — словно кряж в снеговых кружевах,
У джавахских предгорий высокий Абул.
Это князя Татула и мощь и душа.
И, от знойных, от розовых губ охмелев
И пьянея любовью, встает он, круша,
В гущу брани бросается он, будто лев.
Завладей этой женщиной, шах, и Татул,
Обессиленный, сдастся, не встанет с колен;
Тмкаберд, что так долго ярмом не согнул,
Ты согнешь до земли и возьмешь его в плен».

IV

Мы с юности помним о песне твоей,
Не раз ты певал Фирдуси-соловей:
Герой, безупречный в отваге своей,
Не молись на жену,
Не вверяйся вину!

Ты светел, как солнечный ясный зенит.
Ты горд и незыблем, как горный гранит.
Кто наземь повергнет и в прах превратит?
Не молись на жену,
Не вверяйся вину!

Выходишь на битву и пляшешь, смеясь.
Не ходишь — летаешь, в просторы смотрясь.
Но с облачной выси ты свалишься в грязь!
Не молись на жену,
Не вверяйся вину!

Весь мир в рукопашной — тебе одному.
Ты воли не сдашь никакому ярму.
Ты встанешь, Рустаму грозя самому.
Не молись на жену,
Не вверяйся вину!

V

Шах отправил ашуга в нагорный Тмук.
«Достучись, чарователь, до той госпожи!
О любви моей спой, об огне моих мук,
И про мощь, и про славу мою расскажи!

Обещай госпоже мой престол золотой!
Пусть звенит у нее от желаний в ушах!
Обещай ей все то, что жене молодой
В силах дать очарованный женщиной шах! »

И куда не пробиться свирепым бойцам,
Там желанен ашуг, там звенит его саз.
Все приветствуют бедного странника там.
Он пришел к Тмкаберду в предутренний час.

VI

А над крепостью вновь содроганье и гул.
И стоит против шаха Татул, как вчера.
Бьются витязи шаха, — не дрогнет Татул.
Кровь потоками хлещет и бьет, как Кура.

Бьются насмерть, сшибаются витязи вновь.
Хлещет кровь, словно горная в пене река.
И ашуг запевает про шаха любовь,
Как богат его шах, как страна широка.

Слышит песнь молодая Татула жена,
И томит ее тайна, гнетет ее стыд.
И соблазном предательская поражена,
И мечтает о царстве, и ночи не спит,

«Внемли, красавица, внемли!
Ты несравненна и сладка.
Шах — повелитель всей земли,
Могучи шаховы войска,

Но, как и мы, душой он слаб
И любит женщин молодых.
Как диадема подошла б
К тебе, владычица владык!»

Слышит песню ашуга, не спит госпожа
Столько дней и ночей, столько дней и ночей!
И задумчиво ждет и бледнеет дрожа,
И дремота бежит от прекрасных очей.

VII

Битва кончена. Князь возвращается вновь,
Возвращается с войском могучий Татул,
И с кривого клинка отирает он кровь.
И в Тмуке движенье и праздничный гул.

Там устроила пир госпожа. И пока
Темнота на земле, там пируют всю ночь.
Льются вина, как горная в пене река.
Весь Джавахк на пиру, и подняться невмочь,

Госпожа угощает гостей дорогих,
Наблюдает за пиршеством зорко она,
Чтоб веселье росло, чтобы говор не стих,
Чтобы пили глубокие чаши до дна:

«Сдвигайте, гости, чаши в круг
И пейте до конца!
Да будет славен мой супруг
По милости творца!

Эй, пусть господь его хранит!
Пусть будет меч остер! —
Пусть нас навеки осенит
Могущества шатер!»

Гремит Тмук средь мощных гор.
Отгул далече раздался.
Не молкнет песня, дружен хор.
Грозны мужские голоса:

«То сквозь тучу не с гор опустился орел
На прямых, на широких, на плавных крылах,
Славный князь Тмкаберда на землю сошел,
На врагов нагоняя смятенье и страх.

То не туч грохотанье в расщелинах гор,
Не блеснула свирепая молния там —
Это схватка Татула в расщелинах гор,
Это сабля Татула, сверкнувшая там.

Не сравнится нагорный орел с храбрецом —
Шах пред ним растеряется, дрогнув лицом».

Все беспутнее пир, все пьянее поток.
Брызжут вина Кахетии, чаши звончей.
Гости пьют за растущий на скалах цветок, —
За свою госпожу, за утеху очей.

Пьют здоровье и честь храбрецов дорогих,
Что для ближнего жизни в бою не щадят...
Пьют за славу живущих и в память других,
Тех, что с неба на жаркую битву глядят.

Госпожа угощает гостей дорогих,
Наблюдает за пиршеством зорко она,
Чтоб веселье росло, чтобы говор не стих,
Чтобы выпили полные чаши до дна.

«Свидетель бог, твое вино
Все выпито до дна.
Мы до краев полны давно,
Мы пьяны допьяна!»

И стих чертог. И черен стал
Зубцов немой венец.
Татул с дружиною устал.
Храпят. Храпят. Конец.

VIII

Под зловещими сводами еле видны,
Спят вповалку, повержены ниц.
И витают, витают их тяжкие сны,
Вьются тяжкие сны чередой верениц,

Снится, снится Татулу — мутит его мрак, —
Снится, будто вползает на башенный мост
Змей кольчатый, дракон. Обвивается враг
Вкруг стены крепостной и кусает свой хвост,

Подымается медленно чудище. Вот
Запрокинулось черной своей головой.
Голова уже с башнями вровень плывет
И глядится в татулов чертог огневой.

И как будто Татул не один в эту ночь,
И как будто с женою любимою он,
И как будто он молвит: «Привстань, чтоб помочь,
Я дракона убью, я прерву этот сон!»

Так Татул говорит. Но, вглядевшись, дрожит,
Ибо чувствует он сквозь смятенье и муть,
Что не с милой женой, как бывало, лежит,
Что вдавилась драконья глава в его грудь.

IX

Стряхните сон! Всмотритесь в ночь!
Хоть и темным-темна...
Чья это тень метнулась прочь,
Не знающая сна?

Иль то отчаявшийся враг,
Победой не кичась,
Предательски глядит во мрак,
В ночной, могильный час?

Сомкнитесь, воины, в цепи!
Здесь бродит человек!
Эй, стража львиная, не спи!
Ты все проспишь навек!

Вас опоила госпожа,
Чтоб дверь открыть врагам!
И дверь откроется, визжа,
За дверью свист и гам.

Встань! Там измена! Напролом!
В бой! На коней! Вперед!
И лязгает железный лом
В тугой затвор ворот,

Х

Ясный день открывает большие глаза,
И опять он глядится на мир, на Джавахк.
А над крепостью отбушевала гроза, —
Все в развалинах, в дымных густых кружевах.

Упоенные славой побед и вином,
Крепко спят и войска. И отважный Татул
Беспробудным, навек обнимающим сном,
Не узнав об измене, навеки уснул.

Перед шахом, пред сумрачным взором его,
Пир вчерашний, и чаши, и снедь на столах...
Сиротеющий трон. Все черно и мертво.
Кончен пир. И о бренности думает шах.

Все пройдет. Все изменит. Все тщетно, как дым,
Так не верь ничему, не вверяйся душой
Ни счастливым часам, ни удачам своим,
Даже чаше, что подана милой женой!

И горчайшее слово он молвит: «Скажи,
Госпожа Тмкаберда! Бледна ты, как мел,
Черноокая женщина, полная лжи!
Разве не был твой муж и прекрасен и смел?»

«Он прекраснее был, и смелей, и честней
Всех на свете, мой мертвый владыка и муж!
Он предательством женским не брал крепостей!
Никогда он обманщиком не был к тому ж!»

Так ответила. И, разъяренно рыча,
Содрогаясь всем телом, как бешеный зверь,
Шах поднялся и крикнул: «Позвать палача!»
Только крикнул — тотчас открывается дверь.

XI

Весь в красном с головы до пят
В чертог палач вошел.
Из этих сумрачных палат
Он женщину увел.

Ее привел он на скалу,
Что и сейчас видна,
И сбросил женщину во мглу,
Где не достанешь дна.

Дрались волчица и лиса,
В ущелье труп грызя.
Стервятник хищный сорвался,
Ей выклевал глаза.

И та, чьи очи так нежны,
Чьи так влажны уста, —
Цветок неслыханный весны, —
Исчезла без следа.

И мощный шах прошел, как дым,
Со славой ратных дел.
Татул, что был непобедим,
Покинул наш предел.

И лишь одно дошло до нас
Предание о них.
Не смолкнет памятный рассказ
И для времен иных!

XII

Эй, молодежь, сбирайся в круг!
Красавицы, ко мне!
Расскажет странник вам, ашуг,
О давней старине.

Друзья! Мы в жизни гости все,
Со дня рожденья мы
Бредем по суетной стезе,
И ждет нас царство тьмы.

Но нас дела переживут, —
Злой, доброй ли молвой,
Блажен, кто безупречно тут
Весь путь проходит свой!
 
ОВАНЕС ТУМАНЯН
 

Варианты происхождения названия озера Севан
papai_bala
ВАРИАНТЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НАЗВАНИЯ ОЗЕРА СЕВАН



Одно из красивейших озер Кавказа, Севан, в прошлом имел много названий: Гегамское море, Гехаркуни, Гекча, Гокча, Дариа-Ширин, Кукча-Дарья, Кукча-Тенгиз и некоторые другие. В народе до сих пор сохранились легенды, объясняющие название озера.
Согласно одной легенде, ванские армяне, жившие на берегу озера Ван, переселились на берега Севана, сочтя его очень похожим на их родной Ван. Однако, испытав суровость природы, раскаялись и воскликнули с горечью: «Сев Ван пришел на нашу голову!» («черный Ван»). С тех пор озеро и называется Севан.
Некоторые исследователи предполагают, что название произошло от урартского Сиунна или Шана, означающего «страна озерная».
Есть и такое объяснение: Севан — от армянского «Сев ванк» — «черный монастырь», построенный в IV в. на небольшом острове, теперь уже полуострове. Стены монастыря имеют темный цвет. 

Армянская притча о создании грузинской письменности
papai_bala
АРМЯНСКАЯ ПРИТЧА О СОЗДАНИИ ГРУЗИНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ



Столетями армяне пересказывают друг другу притчу о создании грузинской письменности.
В 345 году Месроп Маштоц создал письменность для армянского народа. Шло время...соседи грузины, смотря на армянский алфавит, захотели и себе такой и решили послать делегацию к Месропу Маштоцу.
Пришли грузины к нему, а он в это время трапезничал, но они решились обратиться:
- Послушай, Месроп, вот армянам ты создал письменность и нам создай, не то у армян есть, а у нас нету.
Месроп отвечает им:
- Хорошо, вот только поем и напишу, а вы ступайте пока.
Но нетерпеливые грузины начали просить:
- Нет, нам нужно прямо сейчас, некогда нам ждать.
Месроп Маштоц в ответ:
- Да поймите вы, я ем. Доем и сразу возьмусь.
А грузины все просят и просят:
- Нам срочно нужно, именно сейчас.
Месроп разозлился , взял тарелку с лапшой, которую кушал, и кинул на стену, со словами:
- Зарисовывайте свои буквы - вот ваш алфавит.

Так и появилась грузинская письменность...
 

Арев и Краг
papai_bala
АРЕВ И КРАГ 
 
Когда земля породила людей, в мире властвовали тьма и холод. Арев и Краг только-только учились ходить. Жили они с племенем в одной из пещер тогда ещё молодого Арарата.
Взрослые мужчины охотились и нередко становились жертвами хищников: те видели в темноте лучше человека. Добыть зверя мог лишь сильный, который сам и съедал почти всё добытое. Поэтому златокудрая Арев и кудрявый Краг нечасто лакомились сочным мясом. В мечтах о еде прошло детство.
Однажды в пещере поднялся невообразимый шум. Кто-то предложил охотиться сообща. Это не понравилось сильным охотникам. Но после долгих и жестоких споров избрали вождя, слово которого должно было стать законом.
Теперь первым ел вождь, чтобы не ослабеть. За вождём ели сильные охотники, чтобы всегда быть сильными. Последними ели женщины и дети. Вождь зорко следил, чтобы охотники приносили всю добычу в пещеру. Нарушивший этот закон изгонялся и вскоре становился пленником соседних племён или жертвой хищников.
Как ни тяжела была жизнь в темноте и холоде, племя росло. Когда Арев и Краг стали подымать камни, доступные силе взрослого, им позволили охотиться.
Дошли Арев и Краг до леса. Ветер, дувший навстречу, шепнул о близости тигра.
- От него не уйти. Лезем на дерево, - сказал Краг.
С ловкостью обезьян взобрались они по веткам. Свежие следы человека привели зверя к дереву. Тигр задрал усатую морду и зарычал. Арев содрогнулась. Припала к плечу Крага. Юноша выжидал, крепко сжимая камень. Вдруг горящий взгляд хищника осветил его лицо. Краг прыгнул вниз. Удар камня убил тигра. Краг испустил победный клич. Гордо взглянул на Арев, но от изумления упал на тушу зверя – Арев светилась!
Краг испугался, но глаз от девушки отвести не мог.
- Что с тобой?
- Сама не знаю. Горящий взгляд тигра зажёг твоё лицо. Оно и сейчас охвачено жарким пламенем. Мужество сделало твоё лицо прекрасным: оно пронзило мою грудь. Это горит моё сердце. Сияет душа.
Арев говорила, а горячие слёзы – слёзы любви, радости и боли, первые слёзы на земле – струились из её глаз. Они превращались в яркие звёзды и возносились на чёрное небо. А одна из них упала на грудь Крага. Он почувствовал жгучую боль в груди. Но почему-то от неё было сладко ему. Он тоже всё смотрел и смотрел на Арев.
И тогда Арев сошла на землю.
- Пойдём. Нас ждёт вождь, - сказала она.
С трудом Краг взвалил тушу тигра на плечи. Но ещё больших усилий ему стоило отвести взгляд от Арев. Девушка шла впереди, освещая тропинку. От её сияния озарялся лес.
Они вошли в пещеру и озарили тёплым светом все её тёмные холодные углы. Краг долго уверял, что он и Арев – не злые духи лесов и гор. Люди с недоверием собрались вокруг Ареви и Крага. Они с опаской разглядывали светящуюся девушку и юношу с огненным лицом. Ужас леденил их неробкие сердца…
Темнота уступила свету. Холод – теплу. Люди начали оглядывать своё жилище, самих себя. Впервые увидели, что они разные. Поражала красота одних и безобразие других.
Заметил и вождь, что немало в пещере девушек-красавиц. Но тут его взгляд остановился на молодых и сильных охотниках. Задымилось старое сердце ревностью. Злобная судорога пробежала по лицу. Свет на вождя начал давить тяжелее темноты…
Тот же груз лёг на плечи женщин, имевших мало зубов и много седин. Они испугались, что теперь никому не будут нужны. Кинулись к вождю:
- Выслушай нас, недостойных! Вели убить Арев и Крага. Пусть настанет мрак! Чем меньше люди видят, тем они счастливее!
- Убить их! Убить! – сотрясалась пещера.
Вождь поднял руку. Разом всё смолкло.
Власть сделала вождя одиноким и жестоким. Но на то он и был вождь, чтобы думать глубже, видеть дальше, быть твёрже. Он сказал:
- В темноте нам труднее отыскивать съедобные корни, ловить рыбу, охотиться. Но и вместе Арев и Крага оставлять нельзя! Напившийся воды остынет, наевшийся – уснёт…
Как сказал суровый вождь, так и поступило племя. Забросили на небо Арев. А Крага, заковав, переносили из пещеры в пещеру.
Каждое утро встаёт Арев и до самого вечера разыскивает Крага. Прошли тысячелетия. А она не теряет надежд встретить любимого. До сих пор горит её сердце, светится душа. Такая судьба и у Крага – даже в страдании своём согревать людей. И пока Арев и Краг любят друг друга – они бессмертны, как бессмертны и люди, подобные им.
 

Легенда о крещении Армении
papai_bala
ЛЕГЕНДА О КРЕЩЕНИИ АРМЕНИИ

Подобно другим народам, армяне, до того, как их озарил свет Христовой Веры, поклонялись ложным богам.
И когда Григорий Просветитель пришел учить армян, многие, одержимые бесами, пытались ему вопрепятствовать. Они запугивали и убивали людей, которые шли к нему за Истиной.
Но Григор обучил многих и смог основать монастырь Парби на склоне горы Арагац.
Тогда враги Григора разъярились и задумали кощунство. Однажды во время Литургии, которую отправлял Григор в Парби, где был тогда только маленький храм, злодеи швырнули прямо в двери бешеную собаку. Они надеялись, что собака искусает и самого святого и его паству.
«Если твой Бог силен, – со смехом прокричали святому злодеи, – Вылечи эту собаку!»
И Григор поднял руку. Собака задрожала, и пена перестала литься с ее морды. Налитые кровью глаза прояснились. Весело залаяв, собака выбежала из церкви совсем здоровою.
А святой и его паства возблагодарили Бога. С этих пор в Парби стали приводить людей, укушенных бешеными собаками, и все они исцелялись.
Но злодеи не успокоились и донесли на Григора царю Трдату III.
«Он говорит, что твоя власть – ничто перед его Богом», – нашептывали они царю.
«Он узнает, что в моей власти заставить его отречься от этого Бога», – злобно усмехнулся царь и приказал схватить Григора и привести во дворец.
«Дошло до меня, что ты учишь моих подданых чтить не меня, а своего Бога», – сказал Трдат, когда святого привели к нему в цепях. – «Откажись от него, или я прикажу посадить тебя в Хор Вирап, страшную яму, полную скорпионов и змей!»
«Делай со мной что хочешь, – отвечал святой. – Я не страшусь тебя, а ты устрашишься гнева моего Бога! «.
«Бросить его в яму!! – закричал царь. – Пусть скорпионы и змеи съедят его! Никто еще не пережил в этой яме одних суток!»
«Ты гневишь моего Бога, царь, – сказал святой. – Гляди, как бы он не сделал так, что тебе до конца дней твоих не будет страшен укус змеи».
И никто не понял этих слов.
И царские слуги бросили Григора в страшную яму, а потом ушли прочь, уверенные, что он умрет раньше, чем они достигнут дворца.
И другие люди, в том числе и те, кого учил Григор, подумали так же. Только одна бедная вдова не поверила, что Бог допустит этой лютой смерти. И на другой день она потихоньку пришла к яме, принеся с собой пищу. И она увидела, что святой жив и невредим на дне ямы, кишашей змеями и скорпионами. Тогда вдова спустила ему еду. И так стала она тайком поступать каждый день.
А царь Трдат тем временем пировал в своем дворце. И вот, прямо на пиру, случилось страшное: тело царя с головы до ног покрылось густой шерстью. Зубы его начали расти и превратились в клыки, а нос вытянулся в безобразное свиное рыло. И вот уже не человек, а дикий кабан сидел за пиршественым столом! В страхе разбежались придворные.
Но никто не вспомнил слов святого. А между тем известно, что кабан – единственное животное из всех, что не подвластно змеиному яду. Укус самой страшной змеи не причиняет вреда кабану.
Каких только наград не предлагали тому, кто вернет царю человечий облик! Приходили во дворец и колдуны и лекари. Но усилия их были напрасны.
Тринадцать лет просидел Григор в змеиной яме.
И на пятнадцатом году царевне Хосровадухт, сестре Трдата, привиделся вещий сон. Приснилось царевне, что в яме, кишащей скорпионами и змеями, томится живой и невредимый человек. И услышала царевна грозный голос, который говорил: «Это гнев Мой обрушился на Трдата! За то, что хотел он умертвить Григора змеями, Я сделал его самого животным, что не страшится змей. Только заступничество Григора может вернуть ему образ человечий!».
И царевна, проснувшись, поспешила к брату и все рассказала.
И придворные отправились к змеиной яме. И увидели они Григора живым и невредимым. Тогда извлекли они святого из ямы и упали перед ним на колени, моля его не попомнить зла и помочь царю Трдату.
И Григор пошел в царские покои, и молился за царя.
И Бог услышал его молитву и вернул Трдату человечий облик.
И сердце царя исполнилось радости, и просил он Григора крестить его, и его семью, и все его царство.
А на том месте, где зияла на берегу Аракса страшная яма построили церковь. И дали ей название Хор Вирап.
 

Известные армяне. Список
papai_bala
 

Западная Армения. Содержание
papai_bala
 

Список гор, рек, озер
papai_bala
 

Список крепостей, пещер и обсерваторий
papai_bala
 

Список памятников
papai_bala
Арка Чаренца

Список легенд и преданий
papai_bala
Арев и Краг
Армянская притча о создании грузинской письменности
Армянский секрет Леонардо да Винчи
Варианты происхождения названия озера Севан
Взятие крепости Тмук
Война змей
Ереванская легенда о Кара Бале
Ереванская легенда о Любви
История происхождения армянских фамилий
Легенда о крещении Армении
Легенда о голубом брилианте Еревана
Легенда про лаваш

Список музеев
papai_bala
Национальная Картинная Галерея
Матенадаран
Национальный Исторический Музей

Список церквей, монастырей и храмов
papai_bala
 

Список сказок
papai_bala
Барекендан (Масленица)
Волшебная роза
Гибель художника

Ваша помощь, просьбы и предложения
papai_bala
Уважаемые участники сообщества!

Здесь вы можете писать свои предложения и заявки о том, что вы хотели бы видеть в сообществе! 

Правила сообщества
papai_bala
ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА 

1. ОБЩЕНИЕ в сообществе происходит на началах взаимоуважения. Запрещен мат и оскорбления участников сообщества. 
2. РЕКЛАМА в сообществе возможна только с разрешения Администрации, и предполагает под собой рекламу ресурсов исключительно схожей тематики.
3. Сообщество arm_legends создано по типу энциклопедического ресурса. Лишней информации здесь быть НЕ ДОЛЖНО.
Поэтому если вы хотите:
  • Выложить ВИДЕОЗАПИСЬ. Для начала убедитесь в ее ОСТРОЙ необходимости в сообществе. Это должно быть видео с содержанием, а не очередной ролик с красотами Армении.
  • Если вы все же решили выложить видео, оформляйте его по следующему шаблону: 
    Тема: Фильм/Мультфильм/Клип "Название" (язык)
    В теле поста пишете (по возможности): Киностудия, Год производства, Режиссер, Актеры
  • Выложить ФОТОГРАФИИ. Для начала убедитесь, что такие фотографии ранее не были выложены. Подпись под фотографиями ОБЯЗАТЕЛЬНА.
  • Написать ЛЕГЕНДУ или СКАЗКУ. Проверьте по тегам (здесь) нет ли их уже в нашем сообществе. 
4. Категорически запрещается копировать ЛЕГЕНДЫ, содержащиеся в сообществе, без предварительного уведомления Администрации сообщества. 
В случае опубликования другого материала - ссылка на сообщество ОБЯЗАТЕЛЬНА.

При первом нарушении правил выносится ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. При повторном нарушении - нарушитель ЗАБАНИВАЕТСЯ.

Все записи премодерируются. Проставление тегов в каждом посте обязательно (список тегов -  здесь). Администрация сообщества вправе удалить любые посты, комментарии, видеозаписи и фотографии БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, если в них нарушены вышеперечисленные правила. 
Действия Администрации не обсуждаются.