Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Наверное, раны его беспокоят.

А как вы поступаете, если ваши убеждения расходятся с очередным постановлением вашей партии? Операция эта будет стоить вам дорого. Благодарить будешь, когда гроза совсем пройдет. Он вскочил, пригляделся. Петр ползает вокруг ледяных обломков на коленях и, чуть ли не касаясь их объективом камеры, снимает. А в основном, мы все работаем в небольших поселковых мастерских. Сама она всегда считала, что не бывает ситуации, когда смирение способно сослужить добрую службу. Только к этому платью. И оркестр был не по этим господам, и играл не то, что нужно было им по их учености, и публика собиралась здесь совсем не та. Пардон, босс, я обычно не ношу с собой бумажник, когда мы выезжаем на подобные пикники. Не расстреляем, а просто кинем живым в яму. Ах, не в курсе. Удар всегда наносят по итальянцам, потому что у них нет возможности себя защитить! Да, но почему телевизор превратился в радио, а не в груду деталей? Я их скоро заработаю. А знаете, почему этого не случилось? Например, допустим, что иной раз мы не в силах скрыть свою усталость и равнодушие, или, если можно так выразиться, безучастие, или апатию. Рабочая сила кормила нас шоколадными конфетами, поила коньяком и не задала ни одного вопроса. Он увидел желтые глаза и зубы моа, пену на удилах, прищуренные человеческие глаза и оскаленные в ухмылке зубы, когда всадник нацелил свою окровавленную пику прямо ему в грудь. Что за жизнь!К счастью, ему так и не пришло в голову исследовать содержимое маленького матерчатого мешочка. Девушка даже не почувствовала, как их гибкие стебли и ветви обвились вокруг ее ног, а их острые шипы и колючки глубоко вонзились в плоть. Я же говорил слишком много и потом об этом пожалел. И все же, когда по прошествии получаса суматоха улеглась, снова наступило то неловкое молчание, которое сопутствовало их путешествию. Мебели в комнате было очень мало, зато книг порядочно.
Некоторые критики усомнились в достоверности этой истории. Он не любил, когда его недооценивали. Это самое противное, когда вспоминаются вкусные вещи. Вы не хотите отпить из кубка? Установка и чтение таймера. Мне казалось, что моего опыта и записей будет вполне достаточно для диссертации. Он спрашивает, не забыли ли вы, что сегодня обедаете с ним в палате лордов.

Ты же знаешь, как тяжело найти приличных ремонтников. Сверкавший камнями гигант в тиаре притягивал его, как магнит.
Но что это? Голос пропал, но тут же послышался вновь. А то мало ли, что в ошарашенную голову взбредет. Моя девушка, кто же еще. Это коллекция мощей, но не святых, а королей.Надеюсь, я поступила правильно.
Но не те, кто не принимал в нем участия. С сегодняшнего дня ты должен говорить только вполголоса, а иначе школа и все наше селение превратятся в развалины. Фельтон, должно быть, почувствовал, что стойкость оставляет его, и сделал несколько шагов к двери, пленница, не спускавшая с него глаз, вскочила, кинулась ему вслед и остановила его. Джек шел первым. А какое влияние могу я иметь на этого разбойника? Академическая школа была вчерашним днем, который никогда не возвращается. Я глаз не могу сомкнуть от горя. Тогда рассказывай, тролль. Я посмотрел на него. Ну конечно же, беспокоит. Но каким образом он оказался здесь? Над глыбой летели пронизанные солнцем облака и отзимовавшие на дубах упрямые листья. Те, кто не видит сны. Там, откуда я, наоборот, даже атом из хвоста кометы ценнее живой споры. Я глядел на дорогу, льющуюся под колеса автомобиля. По местным законам шпионом считался любой чужак, если, конечно, он не сможет доказать обратного. Але збагнула це згодом. Беспрерывные изменения внешней среды требуют постоянного приспособления к ним функций тела.Бездельники, чуб мне повредите! Самое плохое то, что мне кажется, будто я больше не знаю сама себя. От частых ударов сердца подпрыгивала простыня, которой он был укрыт. Право же, не думаю! Граф, вы можете проследовать за королевой в ее покои и все ей рассказать. Джигиты, добродушные сыны степей, молодые казахи, смелые повстанцы. Заслуг их не исчерпать. Бледное, иссеченное морщинами лицо, седые поредевшие волосы. Не огорчайся, думаю, отныне у тебя все будет хорошо! Ралль еще по инерции смеялся, но кожу на висках начинало стягивать, заломило скулы, пришла невнятная тоска. Уверенность, дерзость, сила и при этом полное спокойствие. Тебе на самом деле нужно топать в свою карликовую фирму и браться за работу? Та сглотнула и переступила с ноги на ногу. Наверное, раны его беспокоят. Забегу несколько вперед.

Легенда про лаваш

 ЛЕГЕНДА ПРО ЛАВАШ

В давние времена был в Армении царь по имени Арам. Случилось так, что в один из боев он попал в плен к ассирийскому царю Носору. Победитель поставил условие:
- Десять дней ты останешься без хлеба, голодным. На одиннадцатый день будешь состязаться со мной в стрельбе из лука - если победишь, отпущу тебя невредимым, вернешься к своему народу с достойными царю подарками.
На следующий день Арам потребовал, чтобы из армянской армии, стоящей у границ Ассирии, принесли его самый красивый панцирь.
Ассирийские гонцы заспешили в путь.
Армяне тут же догадались, что их царь на что-то намекает, и, чтобы выиграть время и подумать, задержали гонцов на всю ночь. На рассвете ассирийцы помчались в обратную дорогу и подали царю Араму панцирь. Они не знали, что в броне спрятан тонкий-претонкий хлеб. Да и никто в те времена и слышать не слышал о лаваше - попробуй догадаться, что хлеб можно спрятать в панцирь. Взял Арам панцирь, а потом вдруг заявил, мол, не этот самый красивый. Делать нечего, вновь послали гонцов, и те принесли новый панцирь.
Но и этот не понравился армянскому царю. И гонцы каждый день до истечения условного срока покрывали ту же дорогу и каждый раз, ведать о том не ведая, приносили Араму лаваш.
На одиннадцатый день Арам и Носор вышли на стрельбище.
Носор был уверен, что Арам, оставшись без хлеба, пал духом и силами, утерял меткость глаза. Но - вот чудеса! - Арам вышел победителем в состязании и с честью возвратился в свою страну. Армянский хлеб спас его.
Возвратился царь и велел огласить по всей стране: впредь в Армении вместо других хлебов пусть пекут лаваш.